Глава 3. Доверяйте Богу

ТЮРЬМА. КИПР

Я сидел за решёткой и с тоской смотрел в небо. Я старался исполнять Божью волю, у меня были самые чистые намерения, но в итоге оказался в тюрьме, в чужой стране, и меня ждал суд и скорая депортация с запретом на въезд. На душе «кошки скребли». Я не совершил ничего плохого, но оказался в тюрьме. Снова и снова я молился Богу о том, что это несправедливо, что я не хочу быть здесь, но стены и решётки оставались на месте, а я по-прежнему сидел в своей камере. Я стремился к свободе, но именно в тот момент свободы у меня не было. Я не мог исчезнуть из тюрьмы, не мог просто закрыть глаза и притвориться, что всё это — дурной сон. Я чувствовал, что обречён. Я не мог понять, в чём виновен, и мне совсем не хотелось нести наказание за мои самые искренние и добрые порывы души. В моей душе начался кризис веры. Если Бог меня любит, то почему Он допустил это. Если бы я нарушил Небесный Закон, наказание было бы справедливым, но почему, не совершив ничего предосудительного, я оказался за решёткой. Почему я подвергался унизительным допросам, почему меня, как животное, в наручниках выставляют напоказ, почему по всей стране показывают как преступника и все газеты хвалят полицию Кипра за раскрытие организованной мафиозной группировки из России. Мне хотелось выть от досады — какая мафия, какая преступность! За 22 года жизни я ничего, кроме коробка спичек в магазине в детстве, не крал. Я смотрел в голубое небо и душа моя стонала. Как я могу после этого верить Богу?

Снова и снова задавая Богу одни и те же вопросы, я дошёл до отчаяния и Он, наконец, ответил. Он сказал, что единственное, что мне нужно — это довериться Ему. Я не мог поверить своим ушам, как я могу доверять Богу, сидя в тюрьме и ожидая суда, если в полиции мне уже чётко и ясно растолковали, какое наказание меня ждёт. В моей душе шла борьба: должен ли я довериться Богу и поставить веру выше реальности? Или же учесть все факты и опереться на них?

Сидя в камере, я вспоминал следующую фразу: «Если ваша вера сильна, реальность не тяготит вас. Если же вера слаба, реальность обрушивается на вас со всей сокрушающей силой». Эти слова сильно поддерживали меня и, повторяя их снова и снова, я осознал, что должен верить Богу вопреки обстоятельствам и не мириться с существующей реальностью. После нескольких часов напряжённой внутренней борьбы я решил довериться Богу и принять с благодарностью любой поворот событий. После этого я успокоился, настоящая победа — победа над самим собой была одержана, а дальше мне оставалось лишь наблюдать за Божьими чудесами.

Моими «апартаментами» была вытянутая комната с бетонными стенами, совершенно без окон с одной массивной железной дверью. В комнате стояла кровать, вмонтированная прямо в стену, на кровати лежал матрас, весь в подозрительных жёлтых пятнах. Мне выдали одеяло. После очень долгих суток допросов и разбирательств я пребывал в шоковом состоянии. В полицейском участке на меня орали, мне угрожали, перевозили по городу в наручниках. Я пережил колоссальную войну с самим собой. После всего этого я уже не мог не только молиться, но и думать, поэтому лёг на этот матрас, накрылся одеялом и провалился в сон без сновидений.

Наутро я очнулся в той же тюремной камере, уже настал день, и киприотское яркое солнышко вовсю припекало. Я вышел во двор тюрьмы. Охрана принесла бойлер с горячей водой, и заключённые пили чай и разговаривали друг с другом. Я даже представить себе не мог, что окажусь в окружении преступников, буду пить с ними чай и разговаривать обо всём на свете. Когда они начали рассказывать, за какие преступления сидят, я понял, что в такой компании мне бывать ещё не приходилось. Когда же дошла очередь до меня, и я рассказал, в чём состоит моё преступление, все заключённые недоуменно переглянулись. Они не могли понять — я пошутил или они действительно чего-то не понимают.

Моя тюрьма, не была тюрьмой в полном смысле этого слова, это было место, куда свозили преступников, ожидавших суда, и долго там никто не задерживался. Я не успел ещё толком познакомиться со всеми арестантами, а меня уже вывели в полицейский участок для транспортировки в суд.

В полицейском участке на меня уставился один полицейский очень маленького роста, какое-то время он восторженно прыгал вокруг меня, а потом скромно попросил сфотографироваться вместе с ним на память. Я не возражал. Он пристегнул мои наручники к своей руке и фотографировался со мной, всем видом показывая, какого огромного преступника ему удалось поймать. Я думаю, до сих пор у него дома где-нибудь хранится одна из моих фотографий, а его дети гордятся тем, что их отец поймал такого большого бандита.

Потом меня отвезли в суд, повсюду меня сопровождали двое полицейских и наручники с меня не снимали. Даже когда мне нужно было в туалет, в кабинку каждые 30 секунд стучали дубинкой, и я должен был подавать голос, что никуда не сбежал.

Судьёй оказалась женщина, она попросила зачитать обвинения. Меня обвиняли по шести различным статьям. Там было и сопротивление при аресте, и оскорбление представителей власти, и неуважительное отношение к местному населению. Я слушал и понимал, что всё обвинение «высосано из пальца»: всё перечисленное попросту было неправдой. Однако звучало всё очень грозно, и я даже подумал, что депортацией с позором не обойдётся, могут ещё и посадить на пару лет. Судья выслушала все обвинения и спросила меня, хотел бы я сказать какое-либо «последнее слово». Я совершенно не знал, что говорить, я только помнил о совете Иисуса, что не стоит переживать о том, что сказать, в нужный момент Святой Дух сам вложит нужные слова в уста. Я заговорил и сказал, что невиновен, рассказал с какой целью приехал на Кипр, что все средства, заработанные от продажи русских сувениров, пойдут на развитие Церкви в России и на образовательные программы для молодёжи. Я просто, честно и открыто рассказал о своих намерениях и своём отношении к миру во всём мире и к Кипру в частности. В конце моей речи мне показалось, что судья растрогана до слёз. Так или иначе, она сняла с меня все обвинения, наложила на меня небольшой административный штраф, обязала полицейских вернуть мне все документы, все конфискованные вещи и пожелала мне хорошего отдыха на Кипре.

Я не мог поверить своим ушам: казавшаяся совершенно безвыходной ситуация разрешилась так, как я и мечтать не смел. С меня сняли наручники и, выйдя на улицу, я по-новому вздохнул полной грудью.

На выходе из здания суда я встретил полицейского, который допрашивал меня, орал и пророчествовал о моём скором отбытии в Россию. Узнав о решении суда, он не поверил своим ушам, так же, как и я пару минут назад. Однако сколько бы человек ни предполагал, располагает всегда один только Бог.

Я провёл на Кипре ещё две недели, иногда меня узнавали на улицах и в домах, но полиция не только не мешала мне делать своё дело, но даже в некоторых моментах содействовала.

Самое главное, что я вынес для себя из всей этой ситуации то, что доверие к Богу поможет преодолеть любую ситуацию. Если Бог налагает какое-либо испытание, или же я сам совершил какую-то ошибку и мне нужно каким-то образом исправить её, то в любом случае все это — для моего же блага. Бог не оставил меня, и не «проморгал» то или иное событие, просто я должен был пройти испытание, чему-то научиться и укрепить свой характер. Если довериться Богу, чтобы ни происходило, любое событие станет хорошим уроком, который поможет мне стать лучше и чище.

Постепенно Бог подводит меня к осознанию, что плохих и хороших событий как таковых нет, это я сам своим отношением определяю, будет ли способствовать то или иное событие моему духовному росту. Счастье, в этом смысле, — это настрой души, а не определённые обстоятельства. Иногда люди выигрывают в лотерею и очень радуются, но, по статистике, они в 80% случаев теряют всё за полгода. Более того, для некоторых такие деньги и слава становятся проклятием: люди спиваются, становятся наркоманами, разрывают отношения с супругами и теряют друзей. Казалось бы хорошее событие превращается в проклятие. И наоборот, бывает, что человек всё теряет, сталкивается с невероятными испытаниями, но, в итоге, начинает ценить родных и близких, старается служить людям и лучше понимать проблемы других людей. Постепенно я понял, что важно не событие само по себе, каким бы хорошим или плохим оно ни казалось с самого начала, а наше отношение к нему. Более того, если бы все мы ясно сознавали, что существует вечный духовный мир и никто не исчезает навсегда после физической смерти, мы не слишком переживали бы по поводу неприятностей, боли и лишений. Просто старались бы обрести какие-либо нематериальные ценности — доброту и искренность, чистоту и честность, любовь и мужество.


НА НЕОБИТАЕМОМ ОСТРОВЕ

Одно время в заповеднике, в Карелии, мы помогали егерям разрушать избы браконьеров и прокладывать тропы для туристов, и вот случилась такая история. Мы плыли на двух моторных лодках по одному из озёр Карелии. Озеро называлось Ловозеро и было просто огромным. В каждой лодке сидело по восемь человек вместе с проводником и наше снаряжение. Так как лодки были рассчитаны на шестерых мы, конечно, довольно сильно осели в воду. Стояла хорошая погода, и ничто не омрачало наше плавание. Мы разговорились с проводником, рассказавшим нам интересные вещи. Оказывается, озеро, по которому мы плыли, является родниковым, и средняя температура в нём постоянная, около 4—5 градусов. Оказавшись в воде, обычный человек чувствует себя нормально около 20 секунд, потом начинаются судороги и он идёт ко дну. Так как до ближайшего берега было несколько километров, перспектива оказаться в воде не особо радовала.

Мы плыли и наслаждались потрясающими видами природы Карелии, вдыхали совершенно чистый воздух и благодарили Бога за это чудо. Вдруг мы увидели красивую круговую радугу, которая опоясывала солнце. Никогда до этого, да и после тоже, я не видел радуги в виде круга. Кто-то из девчонок произнёс: «Это Бог!» Не знаю, Бог это был или нет, но после этих слов резко поднялся ветер, солнце затянуло тучами и пошёл дождь. Погода полностью изменилась буквально за пять минут. Волны на озере поднимались всё выше и выше, и вот они уже начали перекатываться через нашу лодку. Волна била мне в плечо, а затем скатывалась по ногам прямо в ботинки. Водичка освежала так, что я перестал чувствовать своё онемевшее плечо уже минуты через две. Но самое опасное было в том, что вода начала скапливаться на дне лодки, которая и так была перегружена. Я смотрел на тёмную непроницаемую воду и очень живо представлял, как все мы пойдём на дно со всеми своими пожитками. Мне стало страшно. Наверное, страшно было не мне одному, потому что проводники решили причалить к ближайшему острову.

Они высадили нас на острове, вычерпали воду из лодок, забрали наше снаряжение и всех парней, кроме меня, и уплыли. Так как погода не становилась лучше, они решили не рисковать и большую часть людей оставили на острове, обещая вернуться за нами позднее. Нам дали чайник, коробку с пряниками, пару батонов колбасы и вяленое мясо. На острове остались девять девушек и я. У нас не осталось никакого снаряжения, но мы и не беспокоились особо по этому поводу, так как проводники обещали вернуться за нами через час. Если не считать меня, то получился настоящий девичник на необитаемом острове, в условиях потрясающе красивой природы.

Мы развели костёр и стали сушить вещи. Час пролетел незаметно, мы продолжали сушить одежду и стали собирать чернику. Второй час тоже прошёл довольно быстро. Через три часа мы уже просушили всё, что можно, и стали исследовать наш остров. Он оказался совсем небольшим, его можно было обойти полностью за 15 минут. Ещё три часа мы ели колбасу и мясо, заедали пряниками, запивали чаем и рассказывали друг другу истории из жизни.

Через 6 часов после отплытия лодок даже у самых стойких начали возникать вопросы. Мобильная связь посреди озера не работала, о нашем существовании не знал никто, кроме проводников, погода давно уже была хорошей, но за нами так никто и не приплыл. Я начал думать о том, что нам делать, если они не приплывут, так как, например, забыли, где этот остров и не смогли его отыскать, или утонули в непогоду, или бензин у них закончился. Чтобы не паниковать, мы рассказывали друг другу истории и налегали на пряники с колбасой. Время шло, через 10 часов я стал подумывать о ночёвке на острове и о том, как бы нам соорудить какой-нибудь плот, чтобы доплыть до берега.

Надежду мы не теряли и во всём уповали на Бога. За этот день мы узнали друг о друге столько всего, что стали настоящими друзьями. И хотя нотки паники время от времени звучали, мы старались доверять Богу. За нами приплыли лишь спустя 12 часов, когда уже окончательно стемнело. Это был незабываемый день на необитаемом острове, посреди гигантского озера, в Ловозёрских тундрах, где-то посреди Карелии. Мы встретили лодку с проводником, как пришествие Спасителя.

Мы плыли на огромной лодке, я стоял на носу и ветер бил мне в лицо. Закрыв глаза, я раскинул руки в стороны и мысленно представил, что лечу на встречу к свободе и Богу.

Я никогда не просил Бога о подобных приключениях. Однако, в глубине души, я Ему благодарен за то, что Он постоянно предоставляет мне возможность совершенствовать свой характер. Самое важное в таких и подобных историях то, что доверять Богу нужно постоянно, иначе потом становится стыдно за своё малодушие. Бог постоянно учит меня доверию, ставя порой в невероятные ситуации, но чаще уроки происходят в совершенно обыденных вещах и их разглядеть гораздо сложнее.


ФОТОГРАФЫ

Я отправился в фото салон. Мне нужно было сделать фотографию в полный рост. До мероприятия оставалось ещё около недели, поэтому у меня было много времени, чтобы всё успеть. Фотограф долго примерялся, ставил меня так и этак. Дело в том, что фото салон размещался в подвальчике, и из-за своего роста я упирался головой в потолок, поэтому фотографу пришлось применить фантазию, чтобы меня сфотографировать. Когда я пришёл на следующий день, мне выдали фотографию, но только на ней не было моих ног по колено. Я решил перефотографироваться и на следующий день мне выдали фотографию с ногами, но очень мутную, где мой силуэт практически расплывался. Я не стал скандалить, ещё оставалось 3 дня, и снова сфотографировался. На следующий день мне выдали очень чёткую и хорошую фотографию, но только на ней у меня не хватало головы. Я подумал, что эта фотография хорошо подошла бы для демонстрации моды, но для моих целей она никак не годилась. Меня сфотографировали снова, на этот раз время уже поджимало. Оказалось, что фотография снова неудовлетворительная. Я заявил фотографу, что не уйду, пока он не выполнит свою работу хорошо. Он согласился, долго фотографировал, потом пошёл печатать фото в соседнюю комнату, и в этот самый момент отключили электричество. Мы сидим с фотографом в полной темноте, и он объясняет мне, что в таких условиях фото напечатать невозможно.

В этот момент я понял, что дальше без Божественного вмешательства уже не обойтись и начал молиться: «Небесный Отец, пусть на всё будет Твоя воля. Я знаю, что отсутствие электричества не может стать препятствием для нас с Тобой». В тот же момент электричество включили, и, уже без происшествий, фотография была напечатана.

Я понял, что даже такие мелочи, как фотографирование, находятся в ведении Бога, и что, не призвав Его и не заручившись Его поддержкой, можно сесть в лужу на ровном месте.


ВНУТРИ ТРУБЫ

Мой первый поход в Аквапарк тоже принёс пищу для размышлений. Конечно, мне хотелось скатиться со всех горок, сходить во все виды саун, что там были, и поплавать в каждой ванне с гидромассажем. Некоторое время я катался с разных горок, испытывая огромную благодарность за возможность пережить новые для себя ощущения. На самую высокую горку я решился забраться не сразу, но через некоторое время осмелел настолько, что забрался и туда. Это была огромная винтовая труба общей протяжённостью около 90 метров, полностью закрытая, и было совершенно не ясно, что в ней происходит, пока с другого конца трубы человек не соскальзывал в бассейн. С этой горки все скатывались на больших резиновых надувных кругах. Желающих прокатиться было так много, что выстроилась очередь, и инструктор, не дожидаясь пока человек проскользнёт сквозь всю трубу до конца, отправлял вслед за ним следующего. Когда подошла моя очередь я, нисколько не сомневаясь, сел на свой круг и покатился вниз. Скорость была не слишком большой, но всё же достаточной, чтобы испытать небольшое волнение. Я проходил поворот за поворотом и не видел, сколько их ещё осталось. На одном из поворотов, мой круг перевернулся, я упал на дно трубы, а круг оказался на мне, моё движение прекратилось, и я остановился на каком-то из этапов этой трубы. Доли секунды я просто сидел посреди трубы, но потом ко мне начали приходить мысли, что кто-то уже едет вслед за мной и вот-вот меня настигнет. Ещё совсем некстати пришло воспоминание о том, что я читал в новостях: как в Египте, при похожем случае в аквапарке, на горке кому-то сломали шею. Мне живо представилось, как какой-нибудь солидный мужчина на полной скорости через несколько секунд врежется в меня. Я схватил свой круг и пополз по трубе. Чем дольше я полз, тем сильнее рос во мне страх и нежелание умереть молодым. К счастью, мне оставалось проползти всего пару поворотов, не более 15 — 20 метров. Я выполз из трубы и с облегчением свалился в бассейн. После того, как сердце перестало колотиться и я уже сидел и смотрел на людей, выскальзывающих из этой трубы, я понял, как мало доверяю Богу и как мало нужно, чтобы страх овладел мной.

Я не на войне и мне не надо рисковать своей жизнью, чтобы кого-то спасти, но даже простое посещение аквапарка позволило мне многое узнать о себе и ещё раз сказать Богу: «Спасибо, Небесный Отец, за то, что не позволяешь мне расслабляться и в любой ситуации учишь меня доверять Тебе, побеждать свои страхи и помнить о том, какой пустой становится жизнь без Тебя».

После случая с трубой, я решил более не испытывать судьбу и отправился в сауну, чтобы в спокойной атмосфере, без всякого экстрима попариться и расслабить своё тело. Там было несколько видов саун, и особенно мне понравилась «турецкая сауна» — там не слишком жарко и можно спокойно лежать на тёплых мраморных плитах. Лёжа на одной такой плите, я невольно подслушал разговор двух женщин, сидевших неподалёку. Одна рассказывала другой, о том, что этот аквапарк ужасен, что сауны в нём неправильные — то ли слишком горячие, то ли слишком холодные, — что горки тоже неправильные и так далее. Я лежал и думал о том, что как же порой человеку не хватает простой благодарности за то, что он имеет. Скольких проблем, стрессов, нервных срывов и обид можно было бы избежать, всего лишь перестав фокусироваться на том, чего нам ещё не хватает для счастья, и, приглядевшись, увидеть, сколько благословений жизнь уже подарила каждому из нас.


КАК ОТНОШЕНИЯ С РОДИТЕЛЯМИ ПОМОГАЮТ СТРОИТЬ ОТНОШЕНИЯ С БОГОМ

Бог — Творец человечества, и с этой точки зрения Он является первым предком всего человечества. Иногда мы пытаемся любить Бога, но не можем даже быть послушными своим родителям и любить их. Хотя их любить гораздо проще, потому что они видимы и довольно близки к нам, а Бог невидим и гораздо дальше наших родителей. Через отношения со своими родителями у меня была возможность сделать несколько важных выводов о взаимоотношениях с Богом.

В детстве я как-то очень хотел порадовать своего отца и вышел встретить его с работы. Я надел свои маленькие лыжи на свои маленькие валенки и поехал ему навстречу. Мне так хотелось его порадовать, что совершенно забыл закрыть квартиру и дверь оставил раскрытой настежь. Когда я встретил отца и мы пришли домой, то получил хорошую взбучку. После этого я решил, что больше никогда не буду встречать отца с работы, потому что он не может оценить мою любовь и мою заботу.

Порой мы также поступаем с Богом, когда не пытаемся понять Его Сердце, не доверяем Ему, а просто делаем то, что сами считаем правильным и затем обижаемся на Него за то, что Он не принял нашего приношения или не отвечает нам на наши молитвы. Моему отцу было гораздо важнее, чтобы я проявил себя как взрослый и ответственный человек, а я не придумал ничего лучше, кроме как закрыться внутренне и обидеться на него.

В детстве мне казалось, что я очень люблю свою маму, и я постоянно ждал ее после работы. Мне было очень страшно одному в темной квартире, и я сильно ждал ее прихода. Однако, когда мама приходила, и я говорил ей, как ее люблю и как я ее ждал, она отвечала, что если бы я любил ее, то прибрался бы в квартире, приготовил ужин и сделал уроки, а не просто сидел и ждал пока она придет и всё сделает за меня. Ведь любовь проявляется в делах, а не в словах. Также, бывает, мы относимся и к Богу, когда говорим, что любим Его, а на самом деле просто ждем, что Он утешит нас, поддержит, защитит в темноте, когда нам страшно. И порой, мы легко разочаровываемся в Нем, не получив ответа на свои вопросы, так и не попытавшись понять обстоятельств Самого Бога и не взяв на себя никакой ответственности.


СЧАСТЬЕ — ВОПРОС ДОВЕРИЯ БОГУ

Мой отец часто повторяет пословицу: «Бедный не спит — взял кредит, богатый не спит — добро сторожит». И действительно, не зависимо от обстоятельств и уровня жизни, только я сам могу решить: быть мне счастливым и благодарным уже прямо сейчас или постоянно жаловаться и ждать, когда произойдёт что-нибудь хорошее. Даже если наступит Царство Небесное, но я сам не смогу обрести внутренний покой, то и в Царстве Небесном легко найду, на что пожаловаться.

«Даже если вы попадете туда, где люди больше не воюют и все страны живут в мире, вы все равно почувствуете себя не в своей тарелке, если ваша внутренняя борьба еще не закончилась; вы не будете счастливы нигде. Даже если все вокруг идеально, но при этом вы не решили свои личные проблемы, вы не впишетесь в это окружение и не сможете стать по-настоящему счастливыми».
Преп. Мун Сон Мён

Доверие Богу имеет огромную силу и преобразует всю нашу жизнь. Поэтому даже если доверять Богу сложно и кажется совершенно не логичным, доверяйте и никогда об этом не пожалеете.

Хотите узнать больше?   Свяжитесь с нами

Ленты новостей

© 2016 Мир Бога. При любом использовании материалов сайта ссылка на mirboga.ru обязательна.

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru