Религия и наука

Религия и наука

Костя зашел на кухню и увидел, что в чайни­ке кипит вода. Вошел его старший брат Сер­гей. "Почему кипит вода?" — спросил его Кос­тя. Сергей, учившийся на химическом факуль­тете университета, объяснил, что все началось три миллиона лет назад, когда упавшие деревья были занесены землей, затем подверглись сжа­тию и при гниении образовался запас газа. Око­ло 20 лет назад геологи пробурили глубокую скважину, чтобы проверить, есть под землей газ или нет. Обнаружив газ, они накрыли сква­жину и подвели к ней трубу. По трубам газ по­ступает в квартиры и попадает в горелку, выходя из которой соединяется с кислородом воздух, и при этом получается горючая смесь. (Откуда происходит кислород — это другой рассказ.) Затем кто-то зажег эту горючую смесь спичкой из фосфора или электрозажигал­кой, и она загорелась. Вот почему появилось пламя. При горении метан и кислород соединя­ются и превращаются в воду и двуокись углеро­да. В результате этой реакции производится много тепла. Чайник, изготовленный из метал-яа и поэтому быстро проводящий тепло, напол­нен водой. Тепло заставляет молекулы воды бы­стро перемещаться до тех пор, пока они не преодолеют поверхностное давление и не уйдут в воздух. При этом вода превращается в пар. Вот почему кипит чайник.

"Спасибо, — сказал Костя, — но почему он кипит именно сейчас?"

"О! — воскликнула их мать, входя в кухню. — Чайник кипит, вы ведь хотели выпить чаю.

Какое из объяснений верно? Оба. Од­нако они подходят к вопросу с разных точек зрения, и именно поэтому ответы отлича­ются, дополняют друг друга. Они взаимо­связаны. Сергей объясняет, как кипит чайник. Их мать объясняет, зачем он ки­пит, придавая этому смысл.

Конфликт науки и религии

Человеку присуще желание задавать вопросы: Что? Почему? Как? В каждом из нас заклю­чено стремление понять мир, в котором мы живем, найти смысл существования. Религия, философия и наука возникли и начали свое развитие в ответ на это стремление человека к знаниям, к пониманию окружающей действи­тельности. На протяжении многих веков практически не существовало различий между этими путями познания. Вместе они удовлетворяли основные потреб­ности человека и подтвержда­ли его интуитивное  представление о том, что Вселенная имеет смысл, упорядочена, разумна и управляется ка­кой-то формой справедливых законов, даже ес­ли эти законы не столь очевидны. Их подход был интуитивным и рациональным, и все на­правления развивались вместе. Жрецы были первыми астрономами, а врачи — проповедни­ками. Философы пытались познать реальность с помощью разума.  В относительно недавнем прошлом про­изошло разделение между философией, естественными науками и религией, вследствие которого каждая из этих областей приобрела свою сферу применения. Естественные науки  сосредоточились на объяснении и понимании материальной стороны действительности, в то время как основным предметом религиозного познания стало духовное измерение реально­сти. Возникло противопоставление науки и религии, частично потому что порой представители религии пытались присвоить себе аб­солютный авторитет в вопросах толкования материальной природы мира. В ответ на это некоторые ученые сочли религию совокупно­стью предрассудков и предприняли попытку свести весь религиозный опыт к сфере чело­веческих заблуждений. Однако надлежащие отношения между фи­лософией, наукой и религией можно сравнить с рассказом "Почему кипит чайник?". Их мож­но рассматривать как различные подходы к пониманию одних и тех же явлений. Дело не в том, что одно направление верно, а другое — нет. Они задают разные вопросы и, естественно, дают на них разные ответы. В этом смысле наука и религия дополняют друг друга.

  • Вопросы о том, что такое мир, насколь­ко он может быть понят человеком, отно­сятся к сфере философии.
  • Вопросы о том, как устроен мир, отно­сятся к сфере компетенции науки.
  • Вопросы о том, почему мир устроен  подобным образом, в чем смысл и цель существования, принадлежат сфере религии.

Тем не менее в силу различных причин многие люди считают, что наука и религия взаимно исключают друг друга. Другими сло­вами, если человек занимается научными ис­следованиями, то он не может верить в Бога, а если человек религиозен, то он не может принять определенных доказанных наукой закономерностей устройства мира. Однако утверждение, что наука каким-то образом доказала несостоятельность религии, пред­ставляется по меньшей мере необоснован­ным. Например, тот факт, что современная наука развивалась главным образом на Запа­де, не случаен. Христианство и ислам обес­печили общую мировоззренческую канву, благодаря которой могла развиваться наука. Это мировоззрение включает в себя следую­щие понятия:

  • Мир создан благим и поэтому стоит исследования (И увидел Бог все, что 0н создал, и вот, хорошо весьма. Быт. 1:31),
  • Бог создал мир в соответствии с опреде­ленной логикой и законом, и поэтому мир познаваем — при помощи науки человек может познать законы, управляющие миром.
  • Природа не требует поклонения, поэто­му люди могут ее исследовать.
  • Технология — это средство "владычества над землею" (Быт. 1:28), и человек име­ет моральное право экспериментировать и творить.

Рассказ о сотворении мира

В Библии приводится описание сотворения мира за шесть дней. Как мы можем понять такого рода рассказ? Воспринять эти слова как буквальную истину? Но тогда мы вынуждены будем отвергнуть либо библейский, либо научный подход. Однако воспринимать библейский рассказ как научное изложение событий означает неверно понимать саму природу Библии. Библия включает в себя по­эзию, закон, притчи, пророчества, описания исторических событий, песни и даже шутки. Она помогает нам глубже понять природу человека и историю человечества. Однако мы не можем буквально воспринимать каж­дое библейское слово; мы должны принимать во внимание историческую и культурную обстановку, окружавшую людей, которые записывали библейские книги много веков на­зад, часто используя образный, поэтический язык, и ту аудиторию, для которой эти кни­ги предназначались. Поэтому, когда в первых стихах книги Бытия мы читаем: "В начале сотворил Бог небо и землю ", это не следует воспринимать как современное научное утверждение. Несмотря на то что библейское описание тво­рения удивительно научно в определенном смысле (описываемый в Библии порядок сотворения мира в целом соответствует современным геологическим и эволюционным данным), оно призвано донести до читателя также и другое послание. Утверждение, что Бог создал все в этом мире, означает, что природа и весь физический мир воплощают Господнее благо. Такая точка зрения проти­воречит другому существующему мировоззре­нию, в соответствии с которым материя бессмысленна, хаотична, зла или вызывает чувство страха.

Попытки примирения науки и религии

На протяжении многих веков истории религиозные мыслители пытались прими­рить свое мировоззрение с передовыми философскими и научными открытиями и методами. Например, ранние христианские мыслители в своих трудах опирались на древнегреческую философию. Блаженный Августин развил христианскую теологию, основанную на философии Платона, в то время как Фома Аквинский использовал труды Аристотеля. Мусульманские филосо­фы и естествоиспытатели, такие, как Аверроэс и Авиценна, следовали учению Му­хаммеда, который говорил: "Стремитесь к знанию, даже если за ним придется отпра­виться в Китай". Открытия, сделанные ими «период между IX и XIV веками, заложили основание современной науки. Многие важные научные открытия были сделаны в средние века мусульманами, в то время как европейская наука оставалась сравнитель­но неразвитой.

Однако иногда религии теряли свою жизненную силу и творческий дух и стано­вились догматичными. Например, в сред­ние века римско-католическая церковь  взяла себе в союзники Аристотеля, но приня­ла его выводы за твердо установленные фак­ты. При этом был отвергнут широко исполь­зовавшийся самим Аристотелем метод откры­того критического анализа. Таким образом, люди стали целиком полагаться на авторитет древних мыслителей, не анализируя и не проверяя сделанные ими выводы. Одним из результатов этого стал широко известный конфликт между Галилеем и Ватиканом. Церковь вторглась в сферу, лежащую вне ее компетенции, пытаясь определить, какая из астрономических теорий является правильной. Однако этот случай нельзя считать типичным в отношениях между наукой и ре­лигией. На протяжении эпохи Возрождения и золотого века гуманизма ученые, а также веду­щие художники получали поддержку церкви. Бенедиктинцы, доминиканцы, францисканцы и иезуиты, в свою очередь, часто были естест­воиспытателями, вносившими существенный вклад в развитие науки. Многие выдающиеся ученые прошлого — такие, как Коперник, Кепплер, Галилей, Ньютон, Дарвин, Ломоно­сов, Эйнштейн, — верили в Бога и не видели противоречий между своими научными и религиозными взглядами.

"Создатель дал роду человеческому две книги. В одной показал Свое величие, в дру­гой — Свою волю. Первая — видимый сей мир, вторая книга — Священное писание. Наука и религия — суть родные сестры, дщери Всевышнего Родителя, они никогда между собою в распрю прийти не могут, разве кто из некоторого тщеславия и пока­зания своего мудрования на них вражду всклеплет. Напротив, наука и вера взаимно дополняют и подкрепляют друг друга". (М.В. Ломоносов)

Природа в науке

Наука — это путь познания естест­венного мира и управляющих им зако­нов. На протяжении истории человече­ства возникали и развивались различные науки, изучающие разные стороны ок­ружающего мира. С другой стороны, одно и то же явление может быть объектом изучения различных наук, которые подходят к исследованию с разных точек зрения. Например, мозг человека может быть предметом иссле­дования таких наук, как физика, химия, ана­томия, нейрохимия, нейрофизиология, пси­хология. Обычно мы проводим различие между:

  • естественными науками: физикой, хими­ей, биологией, геологией и т. п.
  • общественными и гуманитарными наука­ми: психологией, социологией, историей, лингвистикой, экономикой и т. п.

Наука отражает искания людей, обладаю­щих значительным творческим потенциалом, сильным воображением, интуицией, вдохно­вением и интеллектом, в мире невидимых за­кономерностей, сил и явлений, где, несмотря на значимость уже совершенных открытий, взаимосвязь и взаимозависимость всего су­ществующего вновь и вновь приводит к осо­знанию неизмеримых глубин непознанного. Ученым присуще всепоглощающее желание понять окружающий мир, обрести знания. Часто бывает, что они могли бы использовать свой талант и знания в других областях, тем самым обеспечив себе высокий уровень мате­риального благосостояния. Однако в случае неизбежности подобного выбора для настоя­щего ученого знания оказываются более цен­ными, чем внешнее благополучие. Наука также является общественным предприятием. Результаты независимых исследова­ний оцениваются другими учеными. С течением времени происходит отбор тех теорий, кото­рые наилучшим    образом  описывают имеющиеся данные. Нет ничего необычно­го в том, что тео­рии,  впоследствии получившие  повсеместное признание, вначале отвергаются вследствие того, что противоречат принятым на тот момент концепциям. В этом отношении ученые, как и все обычные люди, могут быть не менее догматичны, чем ярые приверженцы религии. Например, несмотря на то что Чарлз Дарвин опубликовал свою работу "Происхож­дение видов" в 1859 году, его идеи были широ­ко приняты мировым научным сообществом только к середине XX века. При этом оппози­ция, исходившая из мира науки, существенно превосходила религиозное противостояние его теории.

"Противостояние теории естественного отбора продолжалось в течение почти восьмидесяти лет после публикации "Происхождения видов". За исключением нескольких натуралистов не было почти ни одного биолога, и без сомнения ни од­ного биолога-экспериментатора, кто принял бы естественный отбор как един­ственный механизм адаптации". (Эрнст Майр, профессор зоологии Гарвардского университета, США)

Таким был путь многих научных открытий — они отвергались современниками и были приняты только последующим поколением. Часто бывает, что представители различных научных школ, известные ученые принимают и поддерживают разные теории, описывающие один и тот же феномен. Теории "конкурируют" друг с другом; самая лучшая — то есть та, ко­торая наиболее непротиворечивым образом объясняет все известные факты, — побежда­ет. В 50-е годы XX века, например, существо­вали две теории о происхождении Вселенной и обе пользовались уважением. Однако впослед­ствии "теория пульсирующего состояния" уступила место теории "большого взрыва", так как появились новые данные, подтверждающие эту гипотезу. Подобным образом сейчас конку­рируют различные теории землетрясений или теории происхождения нефти. Наше понима­ние мира природы никогда не бывает завершен­ным, и поэтому мы всегда должны быть откры­ты к улучшению существующих концепций.

Научный метод

Стремление познать окружающий мир побуждает ученых заниматься научными исследованиями. Они пытаются найти зако­номерности, которые помогут им осознать скрытую природу явлений и выдвинуть тео­рии, которые смогут объяснить изучаемый ими феномен. Необычные явления могут за­тронуть любопытство ученого. Чтобы объяснить происходящее, ученый выдвигает какую-либо идею, гипотезу и затем проводит экспери­мент, чтобы проверить свое предположение. Постепенно, по мере накопления данных, он может прийти к пониманию более общих закономерностей, и на основе этого выдви­нуть теорию, которая будет уже не только объяснять изучаемое им явление, но и смо­жет предсказывать другие события. Часто для лучшего понимания и объяснения тео­рий ученые используют модели и различные аналогии. Например, атом часто сравнивают с миниатюрной "солнечной системой". Ко­нечно, это не означает, что атом и в самом деле является уменьшенным вариантом сол­нечной системы. Смысл использования такого рода моделей заключается в том, что они помогают нам лучше представить себе то, что мы не можем увидеть. Однако часто мы не отдаем себе отчет в том, что вся сфера научных исследований опирается на ряд основополагающих пред­ставлений об устройстве мира, которые сами по себе не могут быть доказаны рациональ­ным или научным методом; являются пред­положениями, допущениями, в которые мы верим без каких бы то ни было доказательств. Перечислим некоторые из них:

  • Рациональность. Наше мышление осмысленно, и мы можем полагаться на его результаты.
  • Объяснимость. Мир может быть понят.
  • Упорядоченность. Природа существует в соответствии с определенными закономерностями, является космосом', а не хаосом, и поэтому имеет смысл искать эти зако­номерности, которые могут быть сформулированы в виде научных тео­рий и законов.
  • Единообразие. Основные законы мироздания явля­ются неизменными, применимы всюду во Вселенной, а не только здесь, на Земле. Например, закон тяготения будет на Марсе точно таким же, как на Земле.
  • Причинность. В окружающем нас мире любое явле­ние имеет свою причину.

Если проследить за возникновением всех этих априорных положений, то мы увидим, что частично они берут свое начало в упомя­нутом выше религиозном понимании мира. Иначе говоря, несмотря на то что в отличие от религии наука является источником точ­ного знания, она сама зависит от недоказуе­мых допущений религиозной природы. Все величайшие ученые задумывались над этой проблемой - над тем, что вся современная наука опирается на представления, чью пра­вомерность невозможно доказать.

"К сфере религии принадлежит вера в то, что закономерности, проявляющие себя в мире природы, рациональны, что они могут быть осознаны разумом. Я не могу представить себе ученого, который не обладал бы этой глубокой верой". (Альберт Эйнштейн)

Более того, изучая историю науки, мы ви­дим, что научное знание всегда относительно, никогда не бывает абсолютно точным. Это происходит вследствие того, что научные тео­рии всегда лишь приблизительно описывают истину. Их можно сравнить с картами, кото­рые дают достаточно близкое к действитель­ности представление о реальном ландшафте, но никогда не могут полностью описать все существующие в нем детали. Они являются попытками объяснить реальность, но ни одна из теорий не в состоянии дать до конца исчерпывающее объяснение. Всегда найдет­ся какой-то аспект действительности, который не может быть объяснен в узких рамках существующей теории. Появление такого рода проблем обычно служит толчком к новым и более глубоким открытиям относи­тельно устройства мира. С течением времени старые теории претерпевают изменения и заменяются новыми, которые лучше описывают существующие факты.  И все-таки научные теории никогда не могут быть полностью доказаны. Вне зависимости от того, сколько раз теория подтверждается наблюдениями или экспериментальными данными, достаточно появиться лишь одном? исключению, и вся теория окажется неверной или по меньшей мере неполной. Это касается даже такой фундаментальной предпосылки, как причинность: в XX веке выяснилось, что в мире элементарных частиц в некоторых случаях имеет место беспричинность. Изучая историю науки, можно прийти к выводу, что несостоятельность любой теории будет доказана в течение двухсот лет после ее возникновения. Великие ученые всегда признавали тот факт, что вне зависимости от глубины существующих научных объяснений и пониманий большинст­во новых данных открывает двери к еще более великим тайнам. То, что мы знаем, ничтожно по сравнению с размером непознанного.

"Я не знаю, каким меня видит мир, но пе­ред самим собой я — просто мальчик, играющий на песчаном пляже, радующийся время от времени более гладкому, чем обычно, камушку или более яркой ракови­не, в то время как великий океан истины лежит непознанный передо мной". (Исаак Ньютон)

Как мы уже отмечали ранее, наука и рели­гия всегда были взаимосвязаны, шли рука об руку. Только за последние столетия наука уш­ла вперед и, казалось бы, оставила религию позади. Но наряду с этим, по мере того как механистические представле­ния науки XIX века уступили место новым открытиям XX века, наука начала исследо­вать невидимый мир, мир ра­зума и субатомных частиц. Многие выдающиеся ученые, все глубже погружаясь в ис­следование мира природы, го­ворят о приходящем к ним чувстве удивления и благого­вения перед красотой и гар­монией открывающихся им тайн. Они чувствуют, что в мире есть нечто большее, чем то, что открыто взгляду.

Ограничения науки

На какие из следующих вопросов могут дать ответы естественные науки?

  • Как создается атомная бомба?
  • Следует ли создавать атомные бомбы?
  • Как работает организм человека?
  • Каков смысл существования человека?
  • Доставляет ли удовольствие слушать му­зыку, записанную на диске?
  • Каковы основные законы природы?  Почему существуют законы природы?

Естественные науки помогают понимать и предсказывать события, происходящие в физическом мире, и контролировать их посред­ством технологий. Они помогли нам достичь гораздо более высокого уровня жизни, чем когда бы то ни было в истории человечества. Методы современного сельского хозяйства позволяют производить достаточно пищевых продуктов, чтобы накормить все население земли, а уровень развития медицины позволил существенно увеличить среднюю продолжительность жизни людей. Но давайте задумаемся, всегда ли наука способствовала процветанию человечества? А если нет, то способна ли на­ука обосновать те нравственные ценности, которыми необходимо руководствоваться при использовании научных достижений? Существует измерение реальности, кото­рое вплоть до сегодняшнего дня не является предметом изучения естественных наук. Вы не можете измерить красоту природы; мате­риальное благополучие само по себе не может принести нам полное удовлетворение. Может ли наука объяснить, зачем нужны нравствен­ные ценности, что такое любовь, красота, дружба, справедливость? Тот факт, что наука не может дать ответы на эти вопросы, еще не означает, что они бессмысленны.

Природа религии

Религия — это очень сложное и многопла­новое явление, но по меньшей мере один из ее аспектов отражает стремление людей по­нять внутреннюю сущность жизни, не только то, что происходит в мире, но и почему это происходит. Поэтому религия прежде всего пытается найти смысл происходящих собы­тий и смысл нашей жизни. Религия пытается дать ответы на "вечные вопросы", которые ставит перед нами жизнь.

  • Был ли видимый нами мир сотворен, или он возник благодаря саморазвитию материи? Существует ли Бог?
  • Каково происхождение добра и зла и ка­ково различие между ними?
  • Почему существуют страдания?
  • Есть ли жизнь после смерти?
  • Для чего и как я должен прожить свою жизнь?

Религию можно описать как путь поиска природы Абсолютного Бытия. В этом смысле она пересекается с наукой. Вот почему Альберт Эйнштейн сказал: "Я хочу узнать мысли Бога".

Сердце религии...

Основатели религии, не нашедшие удовле­творения в окружающей их жизни, избрали путь духовного поиска, всегда сопряженного со страданиями и лишениями, в попытке рас­крыть тайны жизни и открыть истинный путь жизни. При этом они находили глубокие от­кровения о природе человеческого бытия и духовной реальности. Свои открытия они часто называли "откровениями", потому что осознавали, что в дан­ном им личном опыте Абсолют­ное Бытие открылось им. В про­шлом люди иногда признавали существование многих богов, как это было в Древнем Египте, Гре­ции или Риме, в других случаях они давали этому Абсолютному Бытию единое имя — Аллах, Ие­гова или Бог. И все же они быва­ли поражены, осознав, что лишь слегка прикоснулись к сущности Бога, мельком взглянули на Него, Бог был тайной, которая никогда не будет понята до конца. Глуби­ны Бога были недостижимы. Эти откровения Божественного бытия составляют первый источник ре­лигиозного познания и истины. В этом смысле источник религиоз­ного познания основан на личном опыте, а не на логических размы­шлениях. Разум нужен для того, чтобы задуматься и глубже понять этот начальный опыт. Вследствие того что эта тайна не поддает­ся описанию, язык религии полон сравнений  и метафор, таких, как "Царствие небесное по­добно горчичному зерну" и "Господь — наш отец". Для того чтобы описать не поддающе­еся описанию, нет другого выхода, кроме как использовать концепции, уже существующие! в человеческом сообществе. Вот почему один! из христианских богословов сказал: "Чтобы говорить о Боге, мы должны быть одновре­менно поэтами, музыкантами и святыми".  Конечно, необходимо верно понимать метафоры. Например, мусульмане сравнивают Бога с царем, потому что в их культуре понятие! "царь" ассоциируется с человеком, обладающим мудростью и справедливостью, оберегаю­щим и защищающим своих подданных. Точно так же, как и в науке, где тоже используются определенные модели, при этом существует опас­ность, что метафора будет воспринята букваль­но, как полный образ реальности, и будет забыт тот факт, что это лишь путь к пониманию несравненно более глубокой тайны. Известное даосское высказывание отражает проблему, с которой сталкивается человеческий язык при раз­говоре о таких вещах:

  • Тот Путь, который может быть выражен словами, не, есть вечный Путь.
  • Имя, которое Может быть названо, Не вечное имя.

Жизнь людей, прикоснувшихся к Вечной Тайне, чаще всего в корне менялась. Когда они начинали делиться полученным ими открове­нием с другими людьми, у них появлялись многие последователи. Эти люди узнавали, что, следуя учению основателя религии, они также могут духовно расти, приближаясь к Богу. Таковы были истоки различных рели­гий. Изначальное учение могло существовать, привлекая все новых последователей, преоб­ражая жизни людей, тысячи лет. При этом все учения оставались в большей или меньшей сте­пени открытыми для нового откровения. Эти люди осознавали, что открытая им Тайна не имеет границ и будет раскрываться дальше. Вот почему основатели многих религий говорили, что в будущем будут даны новые откровения. Однако проходило время, и постепенно учение основателя религии становилось дог­мой. Вера в истинность постулатов о Пути порой становилась важней, чем жизнь в соот­ветствии с этими нравственными принципами. Многие религии теряли свой духовный потен­циал и превращались в пустой, формальный ритуал. Так, например, ушли в прошлое не­когда могущественные религии Античного мира.Жизнь и учения основателей многих рели­гий были записаны в книги, которые стали называться "святыми писаниями". Такие пи­сания можно сравнить с учебником, учащим истине. Однако очень часто они приравнива­лись к самой истине, и новые открытия и другие учебники отвергались. Именно в эти времена начали возникать конфликты между наукой и религией.

Оценка религиозной истины

Так же, как необходимо оценивать научные теории, так определенная оценка нужна и религиозным учениям. Сегодня в мире существуют различные религиозные учения, кото­рые мы можем изучать. В прошлом многие люди принимали только одну точку зрения, которая становилась доминирующей. Сегодня намного легче познать другие идеи. Различные религии могут бросить вызов нашим собствен­ным представлениям, однако именно в этом заключается возможность роста и развития. Познавая новое и принимая вызов нашим собственным идеям, мы приобретаем возмож­ность отбросить любую ложную точку зрения и заменить ее лучшей. Изучая науку, нам не нужно заново от­крывать закон всемирного тяготения. Одна­ко мы не принимаем этот закон просто на основе слепой веры. В школе мы сами про­ходим через последовательность логических доказательств и убеждаемся, что теория верно объясняет существующие явления. Таким об­разом, мы можем наследовать все, открытое Ньютоном, и сделать его знания своими соб­ственными. При этом мы сами постигаем красоту теории. В процессе работы с обще­принятыми теориями люди иногда подходят к ним с новой точки зрения и совершают но­вые открытия. Таким же образом может быть оценено и религиозное учение. Хотя любой авторитет имеет значение и достоин уваже­ния, мы должны проверить религиозное по­знание нашей собственной жизнью, чтобы приблизить его к себе. При этом мы получим новые открытия и откровения. Несмотря на то что сегодня в мире сущест­вует множество различных религий, все они соглашаются в большинстве нравственных вопросов. Нравственные и этические учения всех религий признают, что убийство, супру­жеская измена, воровство, жадность, эгоизм, гордыня и т. д. приносят вред другим людям и себе. Все они говорят о ценности таких ка­честв, как честность, смирение, праведность, любовь, верность, нравственная чистота, це­ломудрие, уважение и самопожертвование. Однако в вопросах, касающихся происхожде­ния зла, причины, вследствие которой Бог создал человека, существования жизни после смерти, цели жизни и т. д., каждая религия обладает собственным пониманием. Эти уче­ния можно сравнить и оценить, вот только отличие от анализа научных теорий в данном случае лаборатория для исследования нахо­дится не в научно-исследовательском инсти­туте, а в нас самих. При помощи изучения, созерцания, молитвы и размышления мы мо­жем решить, какое из учений дает наиболее полное объяснение действительности челове­ческого существования. Какое учение помо­жет нам лучше понять себя? Какое способно дать решение проблемам, стоящим перед че­ловечеством? Какое решение наиболее реа­листично и плодотворно? Наверное, наши взгляды на эти вопросы будут развиваться и изменяться по мере нашего роста и развития.

Религия и наука - два взаимодополняющих пути

Подводя итог, мы можем сказать, что на­ука и религия необходимы друг другу. Это два взаимодополняющих пути, которые могут помочь нам полностью осознать тот мир, в котором мы существуем. Поэтому нам нет необходимости выбирать между наукой и религией. Естественные науки могут раскрыть законы физического мира и способствовать развитию технологий, которые создадут дм нас высокий уровень материального благопо­лучия. Однако наука нуждается в нравствен­ных ценностях, которые берут свое начало в религии, для того чтобы руководствоваться ими в своей собственной деятельности и осу­ществлять ответственное использование науч­ного знания во благо, а не во вред человечест­ву. Как сказал Альберт Эйнштейн: "Наука без религии ущербна, религия без науки — слепа".

Хотите узнать больше?   Свяжитесь с нами

Ленты новостей

© 2016 Мир Бога. При любом использовании материалов сайта ссылка на mirboga.ru обязательна.

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru