Рассвет (Из воспоминаний)

…Еще ребенком я начала задумываться о том, что такое жизнь и зачем она нужна. Впрочем, сама жизнь меня и заставляла задумываться об этом. Были и мечты, конечно, мечты о Прекрасном Принце: Он должен был быть Единственным, и, кстати, совсем не обязательно принцем, и даже не обязательно прекрасным. Главное, благородным и честным. От слова «честь». А еще, точно помню, до того, как стать его женой, я тоже должна сделать что-то хорошее, что-то важное, нужное людям. И потом чтобы не быть просто Принцессой-Белоручкой, а чтобы семья наша тоже была нужна людям, чтобы жила не только для себя. Я никогда не представляла себя в шикарных платьях с бриллиантами и кружевами, какие обычно рисуют себе девочки. В моих мечтах моя одежда всегда была простая и удобная, чтобы всегда быть готовой помочь…

Но это были мечты. А я видела, что мир другой и люди ценят совсем не это… С самого детства дети учатся – да их и приучают, и подкрепляют примером – ценить власть, деньги, роскошь, телесные удовольствия. Сначала это незаметно, безобидно, потом черт внутри каждого начинает  набирать мощь и разворачивается во всю свою силу, начинает требовать новой пищи. Жажда обладания, самоутверждения выливается в безудержную гонку за наслаждениями и распутство. Так большинство детей входят в пору юности.
Мои ровестницы уже вовсю стреляли глазами, демонстрировали свои подрастающие перелести и целовались на углах.  Они гуляли, развлекались в ночных клубах и давно уже утратили свою непорочность… Но я знала – откуда я это знала? – что я не хочу так, я хочу по-другому, должно быть по-другому! Время шло, у каждой был бойфренд, ну или хотя бы просто первый опыт, ну хоть с кем-то, хоть как-то. Конечно, без пива никак, это было предметом гордости… Материться было признаком хорошего тона: примерно так через каждые два слова должно звучать ругательство. Курить – подруга уговаривала меня закурить – ну хоть один разок, все надо попробовать, «больше я сама тебе не позволю!»… Какая трогательная забота… Но у меня был один вопрос на все это: зачем? И ни у кого не было ответа на этот вопрос…

Со своей непреклонной позицией мне было трудно вписаться в общую массу подростков, но меня не слишком-то туда тянуло…

К старшим классам наши отношения с сестрой-ровестницей становились все более натянутыми… Но все-таки в трудных ситуациях мы старались держаться вместе. Мы как-то попали (уж не знаю, по какой «счастливой» путёвке) в какой-то блатной лагерь, это было что-то… Сестра – у нее, ко всему прочему, был вздорный нрав – умудрилась в первый же день разругаться с одной группировкой сомнительных девчонок-подростков. Вот тут началось… Это уже была настоящая война на выживание. У них не было претензий ко мне, у меня лично к ним тоже, но тут я не могла оставаться в стороне. Дело касалось  моей сестры, и в такой ситуации ты не можешь вспоминать прошлые обиды, ты просто должен забыть все и встать плечом к плечу… Мы были вдвоем. Против них. Они хотели выжить нас оттуда – они не могли причинить нам телесные повреждения, но они сделали все, чтобы превратить нашу жизнь в кошмар… Так получилось – или не просто так? – что под конец смены другая группировка девчонок постарше не смогла уже оставаться в стороне. Видимо,  они уже успели немного уяснить, что жизнь идёт не по их правилам. Они встали на нашу защиту.

…Я знала, что я не подарок. У меня был не ангельский характер. Я была довольно молчаливым, но при этом достаточно темпераментным и вспыльчивым подростком. Я часто ранила своими резкими словами близких людей, и мне самой было больно от этого. Я даже составляла списки качеств и недостатков и просила родных отметить в нем, что соответствует мне. Я просила их выписывать несколько пунктов, из-за каких черт со мной тяжело, и что во мне хорошего. Меня никто этому не учил, но я хотела стать лучше. Я хотела, чтобы людям было хорошо рядом со мной.

У меня не было кумиров. Я пренебрежительно относилась ко всем этим плакатам, тетрадям с физиономиями звезд, сериальным бумам и музыкальным хитам. Мне нравились Любэ, Високосный Год, Машина Времени, некоторые песни Газманова, Розенбаума, но и среди них не всегда можно было найти что-то по душе…

Мне хотелось найти в жизни пример. Но я его не видела…

Я хотела найти такой пример, чтобы вся моя душа, вся моя сущность сказала: это он! Такого человека, который остался собой там, где другие сломались, человека, чья жизнь являлась бы живой иллюстрацией его слов и ценностей. Человека, кто не влился в серую массу  тех, кто служит деньгам и поклоняется мишуре, кто вопреки их предубеждениям не спрятал, не закопал, а сохранил и пронес через всю жизнь свои детские мечты – ведь именно в них скрыта самая лучшая часть человеческой природы и компас для достижения счастья…

Возможно ли это? Я не знала. Однажды я прочитала про жизнь Иисуса… Не Библию – просто какую-то книжку про его жизнь, про разные события и разных людей в его жизни. Я не знала, кто он такой. У нас не христианская семья, и все, что связано с верой, проходило как-то мимо нас. Я просто прочитала историю его жизни. Человек, который хотел изменить мир и которого никто не понял. Человек, который не боялся мнения большинства, который не хотел слепо следовать догмам и законам, чтобы за своей правильностью скрывать свои ошибки, а был честен с собой и с другими – и его за это убили, убили жестоко и бесчеловечно.

Стала ли я после этого христианкой? Нет. Я даже и не знала толком, что такое христианство. Я знала, что церковь, которую видно из-за крыши соседнего дома, это что-то христианское, и вроде бы они говорят, что надо делать добро, но я никогда не вдавалась в подробности по этому поводу, и меня особо не тянуло туда. Меня заинтересовал Иисус, человек, а не христианство. В сущности, я думаю, меньшинство из тех, кто считает себя христианами, отдает себе отчет в том, что Иисус хотел возродить в людях идеалы и воплотить их в жизни, но ему просто не дали это сделать. Люди как обычно бросаются на то, что блестит: скандируют истории о чудесах, которые он делал, и в итоге делают себе очередного кумира и поклоняются ему. Но меня не интересовали чудеса. Меня интересовал человек.

Это был первый человек, который реально запал мне в душу. У меня не выходила из головы одна мысль. Если подлость и зависть была во все времена человеческой истории, если все общество так строится, что самая широкая дорога всегда дается худшим порокам. Если трусость, алчность и корысть то откровенно воспеваются, то умело скрываются под лучшими намерениями,  но всегда находят дорогу к власти. Если в такой жизни все же нашелся человек, пусть в прошлом, который решился противостоять этому, который не побоялся до конца следовать совести, который отказался быть марионеткой в этом чудовищном театре, где главная роль всегда достается черту, значит, и в настоящем это тоже возможно. Ведь в сущности с тех пор ничего не изменилось. Только дата в календаре. В календаре, который вопреки всем человеческим ошибкам, стал отсчитываться с момента его рождения…

Мне исполнилось шестнадцать. Я не хотела терять времени. У меня до сих пор сохранились сделанные в то время записи моих мыслей в дневнике: о том, как много я могу в реальности сделать за один только этот день. Я старалась постоянно напоминать себе об этом и что-то делать, что-то хорошее, что-то нужное, ценное…

В тот же месяц я познакомилась с людьми, встреча с которыми навсегда изменила мою жизнь…

Источник

Ленты новостей

© 2016 Мир Бога. При любом использовании материалов сайта ссылка на mirboga.ru обязательна.

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru