Бог отваряет врата тюрьмы

Ещё на тему:
Бог отваряет врата тюрьмы

Я сидел за решёткой и с тоской смотрел на небо. Я старался исполнять Божью волю, у меня были самые чистые мотивы, но в итоге я оказался в тюрьме, в чужой стране, и меня ждёт суд и скорая депортация с запретом на въезд. На душе «скребли кошки». Я не сделал ничего плохого, но оказался в тюрьме. Снова и снова я молился Богу о том, что это несправедливо, что я хочу покинуть это место. Но стены и решётки оставались на своих местах, и я продолжал сидеть в своей камере. Я хотел бы обрести свободу, но именно в этот момент свобода - это то, чего у меня не было. Я не мог взять и исчезнуть из тюрьмы, не мог просто закрыть глаза и претвориться, что всё это просто дурной сон. Я чувствовал, что обречён. Я не мог понять, в чём виновен и мне совсем не хотелось нести наказание за свои самые искренние и добрые порывы души. В моей душе начался кризис веры. Если Бог меня любит, то почему Он допустил это. Если бы я нарушил Небесный закон, тогда наказание было бы справедливым, но почему идя путём, о котором Он меня попросил, я оказался за решёткой. Почему я подвергался унизительным допросам, почему меня как животное в наручниках выставляют напоказ, почему по всей стране показывают меня как преступника и все газеты хвалят полицию Кипра за раскрытие организованной мафиозной группировки из России. Мне хотелось выть от досады: какая мафия, какая преступность, в свои 22 года, я ничего больше коробка спичек в магазине никогда не крал. И то это было в детстве и всего один раз в жизни. Я смотрел на голубое небо, и душа моя стонала. Как я могу после этого верить Богу?

И Бог ответил, что единственное, что мне нужно делать -  это доверять Ему. Я не мог поверить своим ушам: как я могу доверять Богу сидя в тюрьме, и ожидая суда, когда в полиции мне уже чётко и ясно растолковали, какое наказание меня ждёт и суд должен был стать обычной формальностью. В моей душе шла борьба: должен ли я довериться Богу и поставить веру превыше реальности?

У преподобного Муна есть такие слова:  «Если ваша вера сильна, реальность не тяготит вас. Если вера слаба — реальность обрушивается на вас со всей сокрушающей силой». Эти слова были специально для меня, должен ли я верить Богу вопреки обстоятельствам или же смириться с существующей реальностью. После нескольких часов напряжённой внутренней борьбы я решил довериться Богу, и что приму с благодарностью любой поворот событий. После этого я успокоился. Настоящая победа, победа над самим собой была одержана, а дальше мне оставалось только наблюдать на какие чудеса способен Бог.

Моими апартаментами была вытянутая комната с бетонными стенами, совершенно без окон с одной массивной железной дверью. В комнате была только кровать, вмонтированная прямо в стену, на кровати лежал матрас, весь в подозрительных жёлтых пятнах. Также мне выдали одеяло. Я был просто шокирован сложившейся ситуацией, у меня выдались очень долгие сутки допросов и разбирательств, в полицейском участке на меня орали, мне угрожали, перевозили по городу в наручниках, и я пережил колоссальную войну с самим собой. Больше я просто не мог молиться и не мог думать, поэтому  просто лёг на этот матрас, накрылся одеялом и провалился в сон без сновидений.

Утром я очнулся в той же тюремной камере, уже был день, и киприотское яркое солнышко уже припекало. Я вышел во двор тюрьмы, охрана принесла бойлер с горячей водой. Заключённые пили чай и разговаривали друг с другом. Я даже представить себе не мог, что могу оказаться в окружении преступников. Мы вместе пили чай и разговаривали обо всём на свете. Когда все начали рассказывать, за какие преступления сидят, я понял, что в такой компании мне бывать ещё не приходилось. Когда же дошла очередь до меня, и я рассказал, в чём моё преступление, все заключённые просто недоумённо переглядывались, и не могли понять, я просто прикалываюсь или они действительного чего-то не понимают.

Моя тюрьма не была тюрьмой в полном смысле этого слова, это было место, куда свозили преступников для ожидания суда и долго там никто не задерживался. Я не успел ещё толком познакомиться со всеми арестантами, а меня уже вывели в полицейский участок для транспортировки в суд.

В полицейском участке на меня позарился, один очень небольшого роста полицейский. Он восторженно прыгал вокруг меня какое-то время, а потом скромно попросил о возможности сфотографироваться со мной. Я был не против. Он пристегнул мои наручники к своей руке и фотографировался со мной, всем видом показывая, какого огромного преступника ему удалось поймать. Я думаю, что возможно до сих пор у него дома где-нибудь висит одна из моих фотографий, а его дети гордятся своим отцом за поимку такого крупного бандита. 

Потом меня отвезли в суд. Везде меня сопровождали двое полицейских, и наручников с меня не снимали. Даже когда мне нужно было в туалет, в кабинку каждые 30 секунд полицейский стучал дубинкой, и я должен был подавать голос, что я ещё там.

Судьёй оказалась женщина, она попросила зачитать обвинения. Меня обвиняли по многим статьям, всё обвинение занимало шесть листов. Там было и сопротивление при аресте, и оскорбление представителей власти, и неуважительное отношение к местному населению и что-то ещё мерзкое. Я слушал и понимал, что всё обвинение «высосано из пальца», всё перечисленное попросту было не правдой. Однако звучало всё так грозно, что я даже подумал, что депортацией с позором всё не обойдётся, могут ещё и посадить на пару лет.

Судья выслушала все обвинения и спросила меня, хотел бы я сказать какое-либо «последнее слово». Я совершенно не знал, что мне говорить, я только помнил о совете Иисуса о том, что не стоит переживать, что сказать: в нужный момент Святой Дух, сам вложит нужные слова в уста. Я заговорил, и сказал, что невиновен, рассказал с какой целью приехал на Кипр, что все заработанные от продажи русских сувениров средства  пойдут на развитие Церкви в России и на образовательные программы для молодёжи, я говорил и говорил. В конце моей речи судья вынесла приговор, она сняла с меня все обвинения, наложила на меня небольшой административный штраф, обязала полицейских вернуть мне все документы и пожелала хорошего отдыха на Кипре. Я просто не мог поверить своим ушам, казалось бы совершенно безвыходная ситуация разрешилась так, как я и мечтать не смел.

На выходе из здания суда я встретил полицейского, который допрашивал меня, орал на меня и пророчествовал о моём скором отбытии в Россию. Когда он узнал о решении суда, он не поверил своим ушам, также как я не верил своим пару минут назад, он молча провожал меня с открытым ртом. Однако сколько бы человек не предполагал, располагает только Бог.

Ленты новостей

© 2019 Мир Бога. При любом использовании материалов сайта ссылка на mirboga.ru обязательна.

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru