Выводы к 36-ти годам. Что я думаю о похваломании...

Ещё на тему:
Выводы к 36-ти годам. Что я думаю о похваломании...

Для меня этот вывод очень актуален, так как один из основных моих языков любви (5 языков любви. Гэри Чепмен), это «слова поощрения». А родился я в Год Петуха, и поэтому при любой возможности стремлюсь распушить свой петушиный хвост и покрасоваться перед другими. А если меня хвалят, лучше конечно заслужено, я просто весь расцветаю. Однако, когда зависимость от чужого мнения и от того похвалять меня или нет, становится слишком сильной или даже болезненной, тогда я смело могу поставить себе диагноз – похваломан. И поэтому отслеживать это дело приходится строго. Итак:

Почему многим из нас свойственно бурно реагировать на критику? Такая реакция сигнализирует о серьёзной зависимости, в которую мы попали. Эта зависимость отличается от алкогольной или наркотической. Для страдающих такой зависимостью не существует ни программ, помогающих избавиться от этой напасти, ни реабилитационных центров, проводящих курс реабилитации и очищения крови пациентов от различных отравляющих веществ. Её можно назвать зависимостью от одобрения или «похваломанией». Причём для детей это совершенно нормально – расти через похвалу, поддержку родителей, но когда мы становимся взрослыми и духовно зрелыми людьми, это превращается в настоящую болезнь, мы начинаем жить в рабстве чужого мнения.

Зависимость от оценки окружающих может принимать различные формы. Если нас задевают отнюдь не восторженные высказывания других людей в наш адрес, наверное, мы страдаем этой зависимостью. Если мы взяли за правило сравнивать себя с другими людьми, если радуемся ничтожным победам, одержанным над ними в повседневной суете – мы порабощены этой зависимостью. Если нам не даёт покоя чувство собственной незначительности или заурядности или мы завидуем чужим успехам – налицо все признаки болезни. Если мы пытаемся изображать из себя важных персон, вероятно, эта зависимость пустила в нашей душе корни. А если нас беспокоит потеря уважения в глазах того, кто обнаружит, что мы зависим от чьего-либо одобрения – тут и к гадалке не ходи, итак всё ясно.

Как и все прочие зависимые люди, находясь в отчаянии, похваломан не остановится ни перед чем, чтобы получить очередную «дозу». Однако, как и другие больные такого рода, он скоро понимает, что действие одной дозы не длится вечно, и приходится искать нового одобрения.

Альтернативой этой зависимости может стать жизнь, которой нам всегда недоставало – жизнь свободная от чужого мнения. Асом жизни в благодарности можно считать того, кто овладел искусством не зависеть от мнения критиков.

«Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы или как судят другие люди; я и сам не сужу о себе. …Судия же мне – Господь».

                                                                                                               1Кор.4:3-4

Наверняка вы и сами ощущали, как это здорово, когда мы свободны от самообвинений, свободны от чужого мнения о нас, когда мы можем быть самими собой – внутри исчезает напряжение, и мы в состоянии воспарить над всей суетой современного мира. Павел, обращаясь с призывом не принимать близко к сердцу чужое мнение, заявил, что оно «очень мало значит». Это не значит, что надо впадать в другую крайность и вообще никого не слушать, всегда всё делать по-своему, или даже «на зло». Павлу не было совсем безразлично, что о нём думают другие люди, но это не имело для него решающего значения. То же самое касается и нас, нам тоже не должно быть совсем всё равно, какое впечатление мы производим на окружающих нас людей, тем более, если мы хотим хоть как-то повлиять на них и свидетельствовать им о жизни с Богом. Но критические замечания не должны раскачивать нашу лодку, они не должны выводить нас из себя и контролировать нашу жизнь. Основанием уравновешенности и хорошего душевного самочувствия должно быть одобрение высшего суда: «Судья мне – Господь». Иногда сложно быть честным и искренним, потому что сильно беспокоишься по поводу того, что подумают окружающие. И, надев на себя очередную маску, пытаешься особо не выделяться и быть нормальным, как все. Но, поступая так, мы прячем своё «истинное я», расстаёмся со своей уникальностью, обменивая сокровища своей души на то, чтобы слиться с толпой, стать одним из миллионов. В итоге мы позволяем массовой культуре контролировать своё поведение, мы больше ничего не решаем даже в своей собственной жизни, не говоря уже о том, чтобы оказать какое-то позитивное воздействие на мир или даже ближайшее окружение. И что самое ужасное, мы не позволяем Богу направлять нашу жизнь, потому что именно наша уникальность, наша особенность – это та часть изначальной души, которая больше всего способна взаимодействовать с Богом, причём по-особенному, так, как никто другой не сможет.

Часто мы рассматриваем духовную практику, как набор определённых инструментов, таких как молитва, медитация, изучение Слова, пост, но, поступая таким образом, мы сильно сужаем мир наших взаимоотношений с Богом. Путей к Богу на самом деле может быть бесконечное множество, и каждый человек может по особенному строить отношения с Творцом, принося Ему особенную радость – такую, какую никто другой не сможет. Представьте, что в семье двенадцать  детей, и все дети стали инженерами, как их родители, так же помереть со скуки можно. А когда один спортсмен, другой бизнесмен, кто-то поэт, кто-то бухгалтер, кто-то дизайнер, а кто-то учитель в школе, кто-то военный, а кто-то врач, кто-то юрист, а кто-то геолог, представляете, насколько обогатится внутренний мир всей семьи! Также и во взаимоотношениях с Богом: если тысяча людей используют один и тот же способ для того, чтобы прийти к Богу, то они и свои способности, и особенности не раскрывают, и не чувствуют счастья и радости в своей жизни. Поэтому зависимость от мнения других, желание особо не выделяться, быть как все – значит зарыть свои таланты глубоко в песок в надежде сберечь их для лучших времён.

Не надо бояться быть самим собой! Представьте себе, что вы принимаете критику или осуждение, как что-то «очень мало значащее». Вообразите, что вы свободны от необходимости производить впечатление на кого бы то ни было. Представьте, что ваше уважение к самому себе больше не зависит от того, заметил ли кто-нибудь ваш ум, привлекательность или ваши достижения. Вообразите, что у вас есть  способность испытывать подлинную любовь к тем, кто вас осуждает. Какой тогда стала бы наша жизнь?

Зависимость от одобрения – похваломания – появилась у нас с тех пор, как Каин убил своего брата, почувствовав, что жертва Авеля угоднее Богу, чем его собственное приношение. Жертва Авеля была принята, а жертва Каина – нет, и он не смог смотреть на это с точки зрения Бога, завидовал брату, возненавидел его, и убил. Каин не смог принять того, что Бог одобряет его младшего брата намного больше, чем его самого. Ну и главное, в этой истории, что это не было подлинным отношением Бога к Каину, а всего лишь было мнением Каина о Боге и об Авеле. Зависимость от одобрения может не только свести на нет все наши усилия по духовному взрослению, но и привести к тягчайшим ошибкам, исправить которые будет сложно или вообще невозможно. Когда мы так сильно зависим от чужого мнения, то начинаем видеть в других людях лишь источник одобрения и всеми доступными средствами пытаемся это одобрение из них выжать.

Социологи пишут о таком явлении социальной жизни, как «собирательный образ других». Этот образ – не что иное, как наше представление о некой группе людей, мнением которых мы оцениваем свой успех или поражение. Наше самоуважение и чувство собственного достоинства в значительной степени складывается из оценки, вынесенной нам этой группой. Этот «собирательный образ» можно представить в виде судейского жюри, в состав которого входят все те, кто оценивает нас. Можно не сомневаться, что на этой скамье судей мы увидим своих родителей, школьных учителей, друзей, начальника, коллег по работе и соседей. Но что самое интересное, мы можем только догадываться, что другой человек думает о нас на самом деле, и какие «оценки» он нам ставит. И в этом «собирательном образе других» зачастую других вообще не существует. Весь этот образ – плод нашего воображения. Это то, что мы считаем мыслями других. Под воздействием субъективных и объективных факторов мы формируем в себе представление о том, какими нас хотят видеть окружающие, и стараемся всячески следовать этому представлению. И часто, оказывается, что реальное мнение «других», совсем отлично, от того как мы его себе представляем.

В двадцать лет нас учат жить так, чтобы угождать другим людям. В тридцать вы устаёте от попыток угождать другим и обижаетесь на них за то, что приходится утруждать себя такими пустяками. А в сорок понимаете: как бы вы ни старались, до вас всё равно никому нет дела. Когда вы понимаете, что никому нет до вас дела, то тогда же осознаёте, что нет необходимости жаловаться. Сколько не жалуйся на свою несчастную судьбу, всё равно никто не поможет, любая жалоба – это просто сотрясение воздуха. Осознав это, можно просто начать решать свои проблемы самому, и чем дальше, тем больше появляется пространства, чтобы думать о других, так как свои проблемы уже перестали тяготить.

Заметив, что мы начинаем сравнивать себя с другими или подумывать о том, как бы мы были счастливы, если бы обладали тем, что дано им, нам важно понять, что пришло время ещё раз проверить свои отношения с Богом, подумать, что на самом деле является ценным для нас. Возможно, удалившись на время от ветров, штормов и пожаров человеческого одобрения, мы вновь сможем услышать тихий мягкий голос, обращающийся к нам: «Не презирай своё место, свои дары или свой голос, потому что ты не сможешь поменять их на место, дары и голос другого человека, но даже если бы ты был в состоянии сделать это, вряд ли бы и тогда остался доволен».

Представьте себя посетителем палаты психиатрической клиники, навстречу которому со словами приветствия бросается пациент: «О, вы просто замечательный человек! У меня было видение от Бога. Он сказал мне, что тринадцатый посетитель, вошедший в эту дверь, будет особым посланником. Вы как раз тринадцатый, теперь я знаю – вы избранный, святой, вы тот, кто принесёт мир на эту землю, позвольте поцеловать вашу обувь». Наверняка ваша самооценка не повысится ни на йоту. И не без основания. Между оценкой, выносимой нам другим человеком, и удовольствием, которое она нам доставляет, находится наше мнение о справедливости и обоснованности данной оценки. Это означает, что мы не пассивные жертвы чужого мнения. Мнения других людей имеют власть над нами, пока мы соглашаемся признавать их обоснованность. А это означает, что мы сами загоняем себя в эту зависимость, и значит сами, по своему желанию можем и выбраться из неё. То же самое относится и к осуждению, к критике в наш адрес. Всех лидеров и просто людей, выделяющихся из общей массы, критикуют. Различаются люди лишь по своей реакции на критику, она может стать как благословением, так и проклятьем.

Теперь давайте немного углубимся. Зависимость от одобрения – это не то же самое, что признательность за похвалу. А то можно было бы подумать о том, что не стоит хвалить детей, аплодировать артистам и приветствовать восторженными возгласами спортивные рекорды. Наверное, наш мир стал бы очень сдержанным, серым и тоскливым. Но перейти грань и стать человеком, который при любом удобном случае пытается «козырнуть», очень легко. Марк Твен замечательно подметил всеобщую подверженность подобному поведению.

«Воскресную школу Тома Сойера посетил джентльмен средних лет, оказавшийся весьма важной особой – ни более, ни менее, как окружным судьёй. Такого важного сановника дети ещё никогда не видели… …Мистер Уолтерс (директор воскресной школы) «козырял» по-своему, суетливо выказывая своё усердие и свою расторопность… Библиотекарь тоже «козырял», бегая взад-вперёд с целыми охапками книг, страшно при этом усердствуя, шумя, суетясь. Молоденькие учительницы «козыряли» по-своему, нежно склоняясь над детьми, которых они незадолго до этого дергали за уши, с улыбкой грозя хорошеньким пальчиком непослушным и ласково гладя по головке послушных. Молодые учителя «козыряли», проявляя свою власть замечаниями, выговорами и внедрением похвальной дисциплины. …Девочки в свою очередь «козыряли» на разные лады, а мальчики «козыряли» с таким усердием, что воздух был полон таинственных звуков и шариков жеваной бумаги. А над всем этим высилась фигура великого человека, восседавшего в кресле и озарявшего школу горделивой улыбкой, греясь в лучах собственного величия, ибо и он «козырял» на свой лад».

По большей части поведением человека движет банальное, пусть и тщательно скрываемое, желание показать себя в выгодном свете. Мы хотим произвести на окружающих впечатление, стараясь при этом скрыть от них наши усилия. Похваломания – это хроническое заболевание, при котором желание быть замеченным может быть далеко не самым опасным симптомом. Такая зависимость может привести к тому, что мы можем начать утаивать свои истинные мысли, если их высказывание вслух может вызвать осуждение в наш адрес, что приводит к двоедушию или попросту к лицемерию. Чтобы вежливо принимать похвалу и не попадать в зависимость от неё, нужно привести в порядок своё сердце. Находящееся в правильном состоянии сердце умеет любить то, что должно, любить так, как должно, любить в должной мере и должным образом.

Тест на похваломанию:

1) Обычно зависимые от одобрения люди сравнивают свои успехи с успехами других. Если ты оказался хоть на чуть-чуть лучше товарища, пусть даже в самом незначительном деле, на лице появляется торжествующая улыбка. Но если ты уступил, даже если другой человек не придал этому значения, то наступившую депрессию не так просто будет победить.

2) Такие люди неизбежно будут стараться скрывать правду. Если я опаздываю на официальную встречу, то первым делом мне хочется подыскать уважительные причины своего опоздания или, попросту говоря, оправдаться, хотя на самом деле я просто неправильно рассчитал время. Поведение такое настолько типично, что психологи считают многих из нас подверженными так называемому «синдрому самозванца». Та правда, которую мы о себе знаем, не имеет ничего общего с тем образом, который мы представляем окружающим, поэтому многие живут в постоянном страхе, что однажды их истинное лицо обнаружится.

 3) Чем больше похваломан жаждет одобрения, тем вернее он разобидится на того, чьего одобрения желает. Нам не хочется зависеть от этого человека, поэтому, стремясь получить его одобрение, мы злимся и на себя, и на него, и на то, что нуждаемся в нём. Раньше я не осознавал, что моя обида – это способ показать миру или конкретному человеку, что мне нужно его одобрение, что я зависим от этого.

Существует одна чрезвычайно полезная практика. Обычно её не ставят в один ряд с другими духовными практиками, но именно она может помочь нам избавиться от зависимости одобрения. Её можно назвать «духовная практика сохранения в тайне своих добрых дел». Если делать добрые дела таким образом, чтобы они оставались без внимания окружающих, то, в конце концов, можно стать свободным человеком. Если творишь милостыню, не стоит нанимать Кремлёвский оркестр, дабы убедится в том, что о твоей щедрости стало известно каждому. У многих из нас есть склонность выставлять себя на всеобщее обозрение, дабы произвести на окружающих хорошее впечатление. Порой оркестры нам и вовсе не нужны, мы и сами постоянно трубим о себе.

«Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного. Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою. У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая…»

                                                                                                                  Матф. 6:1-3

Вот теперь мы можем подойти к моменту осознания того, кто же всё-таки является зрелым человеком. Истинную духовную зрелость отличает отсутствие гордости своими собственными добрыми делами. Духовно зрелый человек приходит к пониманию, что давать действительно блаженнее, чем принимать. И тогда хорошие дела ради других больше не рассматриваются, как исключительное событие, скорее это просто благоразумный поступок, нечто совершенно естественное. Это не означает, что теперь всё необходимо делать в тайне, в Евангелии Иисус просто предупреждал страдающих зависимостью от одобрения, что их болезнь может стать серьёзной помехой на пути духовного роста.

Навык, от которого нам предстоит избавиться, можно назвать «умением производить впечатление». Приглядевшись, мы увидим, что почти всё, о чём мы говорили, в основном касается именно этой отравляющей всю нашу жизнь способности. Пересказывая кому-то телепередачу, мы обычно предваряем наш рассказ словами: «Вообще-то я нечасто смотрю телевизор, но в тот вечер…» Зачем мы это делаем? Ведь время, проведённое нами у телевизора, не имеет отношения к тому, о чём мы собираемся сообщить. Тогда почему мы делаем подобное отступление? Ведь если мы не сделаем подобного отступления, наш собеседник, чего доброго, подумает, что мы с утра до вечера сидим  перед экраном телевизора, «трескаем» чипсы и смотрим разные гадости. Налицо грамотное использование умения производить впечатление. Разве можно допустить, чтобы кто-нибудь подумал о нас такое? Поэтому мы спешим заверить нашего собеседника, что смотрим телевизор крайне редко. Мы хотим убедиться, что у него сложилось правильное представление о нас или, точнее сказать, что у него сложилось именно то представление, какое мы старались произвести. Если прислушаться к подобным комментариям, не трудно заметить, что попытка контролировать представления других людей о нас – чуть ли не единственная сфера использования слов в современном обществе. Общение между людьми в значительной степени сводится к бесконечным попыткам убедить окружающих в том, что мы лучше, умнее, добрее, успешнее, чем они могли бы подумать.

Ленты новостей

© 2018 Мир Бога. При любом использовании материалов сайта ссылка на mirboga.ru обязательна.

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru