Цель и структура Всемирного Писания

Мы живем в эпоху экуменизма. Прогресс средств транспорта и коммуникации, приведший к тому, что все люди на Земле стали жить как бы в одной большой деревне, способствовал развитию более тесных контактов между различными религиями мира. Еще полстолетия назад христиане Северной Америки могли ни разу в течение всей жизни не встретить мусульманина или буддиста; по неведению они вполне могли поверить в то, что последние - язычники и на свою беду не нуждаются в спасении. Мусульмане Сирии или буддисты Таиланда вполне могли придерживаться сходного взгляда на иностранные религии, которые тогда только начали свое вторжение на их земли. Но теперь города Запада переполнены иммигрантами из Азии и Африки, придерживающимися своих исконных верований, а наши торговые и политические дела связывают нас со всеми народами Земли. Именно в этот момент началось движение за "широкий экуменизм", приведшее к диалогу между лидерами и учителями всех религий мира. Теологи всех конфессий теперь признают позитивное значение других религий и пытаются отойти от предубеждений прежних времен.

В наши дни все глубоко осознали, что поиски человеком Бога, или Высшей Реальности[1], независимо от названия, лежат в основе всех религий.

Первый шаг к постижению ценности других религий - это осознание их в их собственных терминах. У каждой религии - свои духовные глубины; каждая из них дает свои уникальные ответы на многие фундаментальные вопросы, тревожащие человека в течение его жизни. Наконец, большинство учебников по религии описывает великие религии по отдельности друг за другом, а во многих антологиях фрагменты из священных писаний той или иной религии мира располагаются отдельными группами. Но, рассматривая каждую религию отдельно, эти учебники и антологии стремятся в итоге выявить больше различий и особенностей, а вовсе не близость традиций. В результате может сложиться впечатление, что всякая религия независима от других систем и является особым путем познания и бытия. Таким образом, получается, что всему разнообразию религий оценку дает именно специфика человеческих верований, а вовсе не Абсолютная Реальность (Absolute Reality), которая стоит выше их всех.

В наше время межконфессиональный диалог уже продвинулся от первых шагов по признанию ценностей разных религий ко все возрастающему пониманию того, что религии мира имеют между собой много общего. Христианин, например, может найти в исламе то, что поможет ему укрепиться в его вере, а мусульманин вполне сможет отыскать что-нибудь полезное для себя в буддийских учениях. Общая основа всех религий становится более ясной по мере того, как участвующие в диалоге партнеры преодолевают внешние расхождения в своих учениях.

Сегодня призыв к "мировой теологии" (World theology) поддерживают многие ученые, в том числе Уилфред Кантвел Смит, Джон Хик и Раймундо Паниккар, считающие, что религиозные учения отнюдь не узки и согласуются с философскими системами. Поскольку каждая отдельная религия вполне может содержать основные мировоззренческие темы, то, являясь основанием конкретной культуры, она обязательно оказывается достаточно широкой, чтобы содержать информацию о всех аспектах человеческого опыта. Итак, всякая религия, взятая в отдельности, имеет важные отличия от других в верованиях и практических предписаниях. Многообразие способов выражения религиозности людей приводит и к разделению внутри религий: католический мистик, искатель Брахмана в индуистской веданте, дзэн-буддийский монах имеют гораздо больше общего друг с другом, чем с представителями фундаментализма внутри своих собственных традиций, а фундаменталисты в христианстве, иудаизме и исламе легче находят между собой ту общую платформу, которую не разделяют их мистически настроенные единоверцы.

Кроме того, историки религий теперь осознали, что религиозные традиции народов мира не развивались изолированно - разными способами они обогащали друг друга во многих важных пунктах. Поэтому неправильно рассматривать сейчас религии как обособленные и независимые сущности. Мы должны искать новые, более совершенные модели для описания человеческого религиозного опыта. Можно даже, следуя Хику, говорить о наступлении "коперниканской революции" в изучении религии, поскольку многие исследователи ныне признали наличие единой основы всех религий. Разглядеть очертания этой единой основы - и есть конечная цель, ради которой было составлено "Всемирное писание".

 

ЦЕЛЬ АНТОЛОГИИ "ВСЕМИРНОЕ ПИСАНИЕ"

Во "Всемирном писании" сгруппированы по темам фрагменты священных писаний разных религиозных традиций. Чаще всего представленные в одной главе фрагменты действительно близки по содержанию; но иногда они отражают прямо противоположные воззрения на одну и ту же тему. Такой метод построения книги позволяет показать источники разнообразных традиций, что помогает понять рассматриваемую тему гораздо глубже, чем при использовании источников одной традиции. Каждая религия обладает огромной ценностью в том, что она вносит в понимание истины человеком, поскольку превосходит любое частное мнение.

Разные религии отнюдь не возвещают одно и то же. Составители книги подобрали именно такие фрагменты священных писаний, которые прекрасно показывают основное ядро каждого религиозного учения. Но тем не менее, поскольку догматы каждой религии даются вне своего обычного контекста, остается опасность, что они могут быть поняты совершенно неправильно. Поэтому было бы ошибкой воспринимать "Всемирное писание" как проповедь монолитного универсального учения, встречающегося во всех религиях. Наоборот, общее в религиозных учениях, рассматриваемое этой антологией, вовсе не следует считать доводом против характерных особенностей каждой конкретной религии. Следует предостеречь читателя: пока он не поймет специфику каждой конкретной религии, для него вряд ли будет ясен вклад этой религии в религиозное единство. Надо также признать, что необходимо сначала глубоко постичь свою собственную веру и ее традиции, для того чтобы правильно понять другую религию.

Чтобы признать совершенство каждой религии, для верующего конкретной конфессии важно обнаружить в других религиозных учениях общие подходы к проблемам жизни, смерти и постижения высших целей. Во-первых, это будет открытие того, что трансцендентная Реальность (transcendent Reality) - основа жизни в его собственной конфессии, является также опорой духовной жизни людей, чья вера определена совсем другими откровениями и другими учителями. Это подтверждает и учение о единстве Бога, как Высшей Реальности, которая в различных обликах обнаруживается в разных эпохах и разных культурах. Во-вторых, это будет осознание того, что духовные лидеры разных конфессий имеют между собой много общего, и поэтому они могут способствовать развитию терпимости и доброжелательного отношения к иным религиям. Понимая глубину разных религий и относясь к ним с симпатией, люди могут прийти к решению положить конец спорам, что будет способствовать предотвращению более серьезного конфликта. В-третьих, изучение иной религиозной традиции может высветить новые стороны в сходных моментах собственной религиозной жизни. Действительно, если каждая религия - это свидетельство Истины, превосходящей частности каждой из них, то все религии необходимо составляют ценностные фрагменты нашего понимания любого вопроса. В-четвертых, человечество нуждается в новом открытии основ духовных ценностей, чтобы отказаться от чисто материалистических воззрений и связанных с ними философских учений о современности. Несмотря на то что в основе всех религий лежат общие нравственные ценности и традиционная духовная мудрость, постоянные конфликты, возникающие по частностям вероучения, приводят к тому, что вера утрачивается, заставляя универсальные ценности представать относительными и сектантскими. Фундаменту плюралистического общества, его культуре, законодательной системе, образованию необходимы ценности, заложенные в опыте всего человечества, а не в учении какой-либо одной конфессии; требуется свидетельство об универсальности религиозных ценностей, что и можно найти в прелагаемой книге.

Наконец, "Всемирное писание" может оказать поддержку мировой теологии и помочь нам на пути к единству человечества, единству, основанному на вере в Бога.

 

СТРУКТУРА "ВСЕМИРНОГО ПИСАНИЯ"

Большая часть текстов во "Всемирном писании" принадлежит священным писаниям пяти крупнейших живых мировых религиозных традиций: христианству, исламу, буддизму, индуизму и китайским традиционным религиям (конфуцианству и даосизму). Значительное число текстов принадлежит менее крупным живым религиям: иудаизму, джайнизму, сикхизму, синтоизму и зороастризму. В том случае, когда эти религии могут что-либо сказать по какой-либо из тем данной антологии, составители помещают в соответствующем месте подходящие фрагменты из их писаний. В книге содержится также некоторое число фрагментов молитв и пословиц, относящихся к традиционным религиям Африки, Северной и Южной Америки, Азии, Океании, а также фрагменты из текстов новых религий, возникших в XIX в XX веках: они служат подтверждением разнообразия религиозных форм в современном мире. Все это голоса, которые крайне важно услышать. Однако ряд текстов, обычно помещаемых в антологиях по религии, здесь опущены; поскольку "Всемирное писание" хотело бы содействовать гармонии между живыми религиями, оно не включает тексты, принадлежащие мертвым религиям, таким, как религии Древнего Египта, Месопотамии и доколумбовой Америки.

Тексты во "Всемирном писании" преднамеренно ограничены повсюду, где это возможно, отрывками из писаний. Это отличает данную книгу от тематических антологий религиозной мудрости, которые привлекают произведения мистиков, святых и теологов.

Писание может рассматриваться различно: как прямое откровение от Бога или как обработанные, "дистиллированные" интуиции, полученные основателем религии и его учениками. В том и другом случае оно обладает несомненным авторитетом и приоритетом в качестве источника религии. В писании мы постигаем свежесть исконного, первоначального откровения. Постоянное литургическое использование текстов писания укореняет их в сердцах верующих. Законы, которые содержит священное писание, образуют тот стандарт, вокруг которого всякая религия формирует нормы своей культуры. Именно к писанию обращаются во все времена верующие за духовной поддержкой и возрождением.

Определения писания и канона различны в разных религиях; в основном в качестве критерия для этой антологии было принято собственное определение каждой религией ее канонических писаний. Сложение канона отражает как употребление этих текстов религиозной общиной, так и исторические решения соборов и групп, принятые в ходе того, как религия боролась за свою идентичность и устанавливала нормы учения и практики. В процессе истории и употребления община верующих приходит к решению, какие из священных текстов отличаются прочным авторитетом.

Существуют неизбежные различия между писаниями, принадлежащими религиям, каноны которых строго ограничены текстами, принадлежащими основателю религии и его ближайшим ученикам, таким, например, как христианство, ислам и сикхизм, и писаниями тех религий, каноны которых открыты и включают тексты многих периодов религиозной истории: к таким религиям относятся буддизм махаяны, индуизм и джайнизм. Писания религий со строгими канонами ограничены одной или несколькими священными книгами - Библией, Кораном, Ади-Грантхом, тогда как писания религий с открытыми канонами могут включать многие сотни книг: сутры, упанишады, агамы, шастры, пураны, тантры и комментарии к ним. Мы пытались сохранить баланс между количеством фрагментов, принадлежащих священным текстам каждой религии. Разумеется, разнообразие текстов писаний религий с открытыми канонами содержит много повторений, и поэтому в каждой теме могут быть помещены не один, а несколько сходных фрагментов.

Термин "писание" может показаться довольно неточным для обозначения вдохновенных сочинений новых религий, основатели которых или их ближайшие ученики еще, возможно, и сейчас живы. Многие из этих религий имеют уже оформленные священные тексты, но некоторые, наиболее молодые, находятся еще в стадии формирования своих писаний; а процесс установления канона, как правило, происходит уже после того, как определились границы распространения религии и окрепли её традиции.

По необходимости мы распространяем понятие "писание" на обычаи традиционных религий Африки, Азии, Северной и Южной Америки, не имеющих письменных текстов. Разве важно, что делает писание таким значимым: его запись или его вдохновленность и авторитет? В этих религиях авторитет традиции передается от поколения к поколению при помощи особых сло^, символов и ритуалов. Эта традиция выполняет- функцию писания, ибо, среди прочего, дает представление о природе Бога, о происхождении мира, об обязанностях человека и его судьбе. Все тексты священных писаний великих религий тоже начинались как устная традиция. Мы считаем преемственность устной традиции других религий писанием в широком смысле, запечатленным в сердцах последователей этих культов.

Другая проблема при работе с писаниями заключается в том, что многие из них невозможно адекватно перевести на другой язык. Разнообразие нюансов оригинального языка писания нельзя точно передать словами чужого языка. Более того, в религиях типа джайнизма, ислама и индуизма, которые относятся к буквам текста как к чему-то священному, их святость можно выразить только на этом сокровенном наречии. Поэтому следует признать, что переводчики писаний в нашей антологии - это только интерпретаторы, создающие некое отражение оригинала. Мы пытались создать переводы, которые, насколько это возможно, соответствовали бы двум критериям: переводчик должен сам быть верующим, который глубоко чувствует духовную глубину своей традиции, а также хорошо владеть своим языком. Поскольку эта книга предназначена для самого широкого круга читателей, то мы отказались от комментариев, за исключением тех случаев, когда источники и термины должны иметь тождественные указатели.

Подбирая фрагменты, составители старались сохранить те из них, которые обладают высокой духовной выразительностью, и не приводить те, которые могут быть восприняты как некорректные и оскорбительные для других религий. В писаниях многих религий встречаются фрагменты, содержащие нападки на учения и практические предписания других религий, а часто и искажающие их. Это понятно в свете конфликтов, которые испытало большинство религий, когда в пору своей юности они боролись против прежней господствующей религии. Иногда старая религия действительно находилась в упадке, состоянии, далеком от ее собственных высоких идеалов. Столь же часто встречаются предрассудки и препоны, мешающие межконфессиональному взаимопониманию. Таковы, например, полемика против иудеев и Моисеева закона в Новом Завете, против христианского учения о том, что Иисус - Сын Божий, в Коране, против тхерава-дического буддизма как худшего средства спасения в Лотосовой сутре.

Темы, вокруг которых сгруппированы фрагменты писаний, выбраны как содержащие наиболее общие подходы, которые разделяют большинство великих религий. Некоторые темы, принадлежащие одной или двум религиям, мы опускаем, для того чтобы каждая тема включала как можно больше хотя и различных, но связанных друг с другом религиозных идей. Такова, например, тема "воскресения". Поэтому христианские и мусульманские фрагменты о воскресении включены в более широкие тематические разделы "Бессмертная Душа" и "Ад", где они соседствуют с фрагментами из писаний других религий, рассказывающими о загробной жизни. Хотя любой религии есть что сказать примерно по семидесяти процентам предложенных тем, некоторыми каждая из них все-таки пренебрегает или даже отвергает их: например, джайнизм и буддизм ничего не говорят о Боге-Творце. В таких случаях в писаниях религии нет и соответствующих теме фрагментов. Иногда даются примеры критики: например, в разделе "Аскетизм и монашество" содержится ряд фрагментов, осуждающих подобную практику.

Тематическая структура книги в основном следует модели христианской систематической теологии: Бог и творение, зло и грех, спасение, этика и эсхатология. Но в нашу антологию включено также и много нехристианских тем, чтобы найти в каждой теме место для любой из религий мира. Конечно, темы вполне могли быть организованы и иначе: например, в соответствии с буддийской схемой Четырех Благородных Истин или индуистской схемой нескольких путей, ведущих к Высшей Реальности. И сейчас еще многие не признают систематической теологии мирового религиозного знания. Тем, кто в силу своих религиозных воззрений отрицает данную организующую схему, мы можем лишь посоветовать издать свое собственное "Всемирное писание" с позиций собственного религиозного сознания и веры. Непреходящие ценности писаний разных религий, помещенные в разных антологиях, каковы бы ни были декларируемые последними цели, будут способствовать широкому диалогу между религиями в интересах гармонии между ними.

Отбор тем и фрагментов для "Всемирного писания" потребовал усилий от советников и консультантов, представляющих все великие религии мира. Одни из них много сделали, собирая тексты, которые могли бы наилучшим образом отразить перспективу единства религий. Другие дали бесценные рекомендации при работе над рукописью. Их участие - гарантия того, что выбранные темы и фрагменты писаний отражают не точку зрения какой-либо одной религии, а равномерно охватывают всю широту и все разнообразие религиозных воззрений.

С этих позиций и составлено введение в данную антологию, включающую священные тексты разных религий. С географической же точки зрения, мы будем следовать в нашем вводном описании религий мира с запада на восток.

Примечания

  1. "Ultimate Reality" далее приводится не только как онтологическое понятие в значении "Высшая Реальность", но и в гносеологическом истолковании (движение к истине). - Примеч. ред.

Хотите узнать больше?   Свяжитесь с нами

Ленты новостей

© 2016 Мир Бога. При любом использовании материалов сайта ссылка на mirboga.ru обязательна.

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru