Пак Бо Хи. Мессия. Глава 7. Моя первая встреча с преподобным Муном

Ещё на тему:

Я уже два вечера слушал лекции профессора Ким по Принципу и за это время многое осознал и испытал прилив воодушевления. Во второй день у меня была высокая температура, но к тому времени, как профессор Ким закончила свое выступление, она упала до нормы. Я чувствовал себя здоровым и бодрым.

После лекции мы с профессором Ким продолжили разговор на различные темы, связанные с Принципом. Мы так увлеклись, что забыли о времени и вспомнили об этом лишь незадолго до полуночи, когда по всей стране начинался комендантский час. Я все еще не знал ни названия церкви, к которой принадлежала профессор Ким, ни имени основателя этой церкви. Я просто услышал краткое изложение Принципа Объединения, содержание которого захватило меня.

В завершение обсуждения я сказал:

— Профессор Ким, какую церковь вы посещаете? Я хотел бы вместе с вами пойти на воскресную службу.

Дело было в понедельник, и до воскресенья было еще далеко.

— А не бывает ли у вас вечернего молитвенного собрания по средам, это было бы еще лучше? — спросил я. 

Я знал, в протестантских церквах Кореи по средам проводились молитвенные собрания. Мне показалось, что это — лучшая возможность прийти в церковь профессора Ким. Я хотел как можно скорее все узнать. Однако ответ профессора Ким оказался не таким, как я ожидал.

— Вам нет смысла так торопиться, — сказала она.

— Я достаточно скоро возьму вас с собой.

— А как называется церковь? — спросил я.

— Где она расположена?

— И это вы скоро узнаете. Не нужно так спешить.

Ее ответ немного расстроил меня.

"Я не могу терять ни мгновения, — думал я.

— По-моему, эта дама не понимает, что я чувствую. А может быть, ей не хочется со мной разговаривать, потому что я недостаточно важная особа?"

На следующий день, когда я пришел на работу, мне не составило труда выяснить, что профессор Ким принадлежит к Церкви Объединения, центральное здание которой расположено в Чхонпхадон, Ёнсангу. Прежде я ничего не слышал о Церкви Объединения.

В среду вечером я отправился в Чхонпхадон разыскивать Церковь Объединения, в надежде попасть на вечернее молитвенное собрание. И хотя адрес был верным, найти дом оказалось не так-то просто. Я пришел в тот район в надежде увидеть большое церковное здание, но там ничего такого не было. Я довольно долго искал дом по адресу, но в конце концов сдался и решил спросить дорогу у хозяйки местного магазинчика.

— Извините, не могли бы вы сказать, есть ли где поблизости Церковь Объединения?

По-видимому, женщина впервые увидела корейца, одетого в форму майора армии США. Прежде чем ответить, она пару раз смерила меня взглядом с ног до головы.

— Конечно, я знаю, где она, — сказала наконец она. 

— Идите по этой аллее, а потом поверните направо. Дверь — налево, открывайте и входите.

Я двинулся по узкой аллее, которую она мне указала. Вскоре я дошел до того места, где аллея поворачивала направо, еще больше сужаясь. Я свернул налево, увидел дверь, открыл ее и вошел внутрь.

Я оказался в маленьком холле, где традиционно снимают обувь. Было очевидно, что я нахожусь в традиционном японском доме, приспособленном под церковь. Я снял обувь и ступил на деревянный пол этого импровизированного храма. В центре помещения был очаг. Огонь в нем не горел, хотя в середине февраля было весьма холодно.

На передней стене висела классная доска, закрытая белой тканью. На полу сидели, скрестив ноги по-восточному, сорок или пятьдесят мужчин и женщин, одетых очень скромно. Они пели гимны. Но эти гимны сильно отличались от песнопений, которые мне приходилось слышать в христианских церквах.

Я присел на свободное место в первом ряду. Молодой человек, сидевший рядом, дал мне сборник с текстами гимнов, на обложке которого было напечатано "Святые песни". Я стал внимательно смотреть на человека, который проводил богослужение. Когда он объявил название следующего гимна, я нашел соответствующую страничку в сборнике. Мелодия была мне незнакома, поэтому я стал читать слова про себя. Я чувствовал, что по мере того, как пение становилось громче, духовная атмосфера в зале приобретала все больший накал.

Пение произвело на меня удивительное впечатление. Мне казалось, что голоса прихожан доходят до самой глубины души. Я пять лет посещал церковь и часто слышал гимны. Кроме того, мне довелось присутствовать на нескольких богослужениях и собраниях духовного возрождения в различных церквах. Однако пение этих прихожан было совершенно не похоже на то, что я слышал прежде.

Верующих было не более пятидесяти человек, но они пели так громко, что от их голосов дрожала крыша. Никто не аккомпанировал ни на органе, ни на фортепиано, но все пели со всей силой. Голоса прихожан и слова, содержавшие хвалу Богу, исходили из глубины сердец. Верующие пели песни спасения, утирая слезы, катившиеся из глаз. Во время пения все они сидели со скрещенными ногами, и никто не испытывал от этого неудобства.

Их голоса отзывались эхом в моем сердце, и моя душа была потрясена. Мое тело резонировало, отзываясь на звук пения, и мне казалось, что этот звук меня поглощает. Я никогда не слышал, чтобы пение гимнов до такой степени и так остро передавало слушателю поток жизни.

Вскоре богослужение закончилось. Я не помню темы проповеди, которую читали в тот вечер, не помню, о чем в ней говорилось. В конце богослужения молодой человек, сидевший рядом со мной, внезапно встал и начал говорить. Он говорил очень уверенным и командным тоном. У него было подвижное и запоминающееся лицо, а глаза сверкали внутренним огнем.

"Кто это может быть? — подумал я. — Этот человек выглядит таким уверенным и властным!"

Я с изумлением наблюдал за тем, как он говорит. Видно было, что его речь сильно воодушевляла собравшихся прихожан.

"Кто это? — размышлял я. — Разумеется, это не пастор этой церкви". Он же сидел на полу рядом со мной, как все остальные. Я предположил, что это был рядовой прихожанин. Кроме того, молодой человек был весьма скромно одет.

У дальней стены зала я увидел человека с благородными чертами лица, он  единственный сидел на стуле. Я пришел к выводу, что именно он — пастор церкви или духовный руководитель этой группы.

Когда молодой человек закончил свою речь, все встали. По-видимому, профессор Ким заметила меня во время богослужения. Она сразу же подошла ко мне и поприветствовала, тепло улыбаясь:

— Как замечательно, что вы пришли! Даже не дождались, чтобы я показала вам дорогу.

— В свое время я сумел выти из зоны оккупации, около горы Одэ, — ответил я. — По сравнению с этим найти Церковь было куда легче. Испытывая жажду, человек не может сидеть спокойно. Он должен вырыть колодец и добыть воду. Извините, что я явился вот так, без предупреждения.

— Позвольте, я представлю вас нашему учителю, —сказала профессор Ким. — Это преподобный Мун Сон-Мён, основатель нашей Церкви.

Я был потрясен, когда понял, что человек, которому она меня представила, — тот самый, одетый в дешевую куртку, который только что обращался к прихожанам с такой динамичной речью, тот, с кем я сидел рядом во время первой части богослужения.  Протянув мне руку для приветствия, преподобный Мун сказал:

— Здравствуйте. Я много слышал о вас от профессора Ким.

— Я майор Пак, — представился я. — Профессор Ким рассказывала мне такие  удивительные вещи, что я не утерпел и захотел узнать как можно больше. Я знаю, с моей стороны было невежливо вот так явиться сегодня. Я надеюсь, вы простите меня за это нарушение этикета.

Ответ преподобного Муна был очень теплым:

— Идемте в другую комнату. Там вы передохнете.

Он проводил меня в комнату, расположенную в задней части дома. Там к нам присоединился мужчина, который во время богослужения сидел на стуле.

Прежде чем усесться на стул, он улыбнулся и пожал мне руку.

— Я Ю Хё-Вон, — сказал он.

— Вы, вероятно, совсем недавно слушали лекции профессора Ким?

— Да, — ответил я. — Она — профессор университета, не так ли? Мне очень понравилась ее лекция!

Похоже, всем было известно, что профессор Ким читала мне лекции.

Когда мы расселись в комнате по своим местам, профессор Ким сказала мне:

— Слова Божественного Принципа, которые вы слышали от меня, это - Божье откровение, переданное нам преподобным Муном, присутствующим здесь.

После этого официального знакомства я поднялся, обратился лицом к преподобному Муну и сделал ему полный поклон.

— Я услышал невероятные вещи, — сказал я ему. — Эти слова впервые в жизни наполнили меня надеждой. Мне хотелось бы, чтобы вы стали моим духовным наставником.

Я был настолько захвачен эмоциями, что едва мог говорить. Преподобный Мун наблюдал всю эту сцену с широкой улыбкой.

 

День рождения моей души

Описанные выше события произошли 17 февраля 1958 года. В этот день я впервые встретил преподобного Муна и стал членом Церкви Объединения, которая официально называлась Ассоциацией Святого Духа за объединение мирового христианства.

Я не пережил периода внутренней духовной борьбы по поводу присоединения к этой церкви. В своей жизни я остро ощущал Божье руководство и нисколько не сомневался, что боль и страдания, которые я испытывал вплоть до этого момента, составляли часть усилий Бога, направленных на то, чтобы подтолкнуть меня на встречу с преподобным Муном. Во время корейской войны я часто оказывался в опасных для жизни обстоятельствах, но Бог всякий раз помогал мне выжить. И теперь не могло быть сомнений, что Бог преследовал цель привести меня в Церковь Объединения.

Этот момент наступил, когда я испытывал чувство безысходности и жажду познания истины. Он вел меня по пути испытаний и страданий. Иначе говоря, он вел меня в моем личном паломничестве. Он делал это, чтобы я, в конце концов, услышал Принцип, ведь я сразу же признал ценность этого учения. Если бы я только учился в корейской военной академии и получил предписание к месту службы в обычном порядке, если бы я в обычном порядке получал повышения, сомневаюсь, что я смог бы признать истинность великих слов Принципа. Возможно, мне даже вовсе не представился бы случай услышать Принцип. Разве не по этому поводу Иисус сказал: "...не бросайте жемчуга вашего перед свиньями" (Матф. 7:6).

Я помню, какой обет я дал на берегу реки Чангон: "Боже, если Ты позволишь мне жить, остаток жизни я посвящу Тебе, таков мой обет". Это я прокричал, когда пули свистели вокруг.

Из всего моего отряда осталось в живых всего три человека, и все трое были ранены. Я каким-то образом вышел из этого испытания здоровым и невредимым, хотя находился под огнем противника. Это не могло быть простым совпадением. Вне всякого сомнения, меня спасла некая мистическая сила. Но почему - этого я не знал.

А теперь, познакомившись с Принципом, я понял, почему это произошло. Я увидел, что там, на берегу реки, Бог совершил чудо, чтобы настал день и я узнал о Принципе. С тех самых пор, когда мне удалось выжить, я считал, что моя вторая жизнь взята у Бога в долг. Моя первая жизнь завершилась под пулевым дождем.

После событий на реке Чангон я научился смирению. Буквально все я воспринимал с благодарностью. Я усердно старался постичь значение того, что произошло на берегу реки. Но причину того, почему Бог спас мне жизнь и призвал меня, я постиг лишь после лекции по Принципу профессора Ким. Кроме того, именно 17 февраля 1958 года внутренний голос сказал мне: "Тебе открылась воля Небес. Сделай ее своей жизненной целью и посвяти достижению этой цели всю свою жизнь".

Присоединяясь к Церкви Объединения, я почувствовал себя путешественником, вернувшимся на родину после долгих странствий. Я ушел в своих странствиях далеко, оказывался в тяжелых ситуациях, часто терял из виду путь и скитался бесцельно.

Я подумал, что нашел наконец путь домой, к родине своей души, где смогу скинуть с себя свой груз и отдохнуть. Теперь моя жизнь обретала смысл и ценность, появилась осознанная цель, при этом мне не было нужды оставлять свою родину. Так 17 февраля 1958 года стал значительным днем моей жизни - днем рождения моей души.

 

Новая жизненная цель

После этого я стал еще чаще встречаться с профессором Ким. Мне хотелось постоянно слышать Слово Божье. По вечерам в том или ином месте непременно устраивались лекции по Принципу, и я считал свои долгом посещать их почти каждый день. Кроме того, я проводил много времени за чтением Волли Хэсоль (объяснение Божественного Принципа) и Библии. Прежде Библия казалась мне очень трудной для понимания. Я читал ее так, как будто жевал пересохшие листья, - сухие и безвкусные. А теперь Библия показалось мне полной жизни, и чтение ее стало волнующим переживанием. Каждый раз, открывая Библию, я ощущал пополнение запаса жизненной энергии. Я впервые начал понимать, что читаю.

Особенное вдохноение я получал на лекциях по Принципу, которые читал преподобный Ю Хё-Вон, первый президент Церкви Объединения, составитель Волли Хэсоль и Волли Каннон (Изложение Божественного Принципа). Несомненно, г-н Ю был призван Богом как великий столп Его провидения. Он обладал острым аналитическим умом. Слушая его лекции, я неоднократно ловил себя на мысли, что именно такой человек заслуживает того, чтобы называться гением.

Лекции г-на Ю были совершенно поразительными. Он говорил с большой страстью. Я находил его изложение Принципа вполне убедительным. Г-н Ю утратил подвижность одной ноги в результате костного заболевания, которое началось у него еще в юности. Таков был ответ на вопрос, возникший у меня в первый же день. Тогда я подумал, что он сидит на стуле во время богослужения, потому что занимает в конгрегации более высокое положение. На самом деле он сидел на стуле, так как не мог скрестить ноги и сидеть на полу.

Когда г-н Ю читал лекцию одновременно для нескольких человек, его слушатели рассаживались на полу, а он устраивался перед ними, полулежа на боку. Сохранять такую позу было непросто даже в течение часа, а его лекции почти всегда продолжались около десяти часов. Его жизненная сила и страсть казались сверхчеловеческими.

Слушая лекции преподобного Ю, я мечтал, что настанет день, и я тоже стану великим лектором по Принципу. Я хотел стать проповедником во имя духовного возрождения и обращать свой призыв к людям мира, рассказывая им о Божественном Принципе. Изучая английский язык, я, бывало, слушал одну и ту же проповедь знаменитого американского евангелиста Билли Грэма по сто раз. Теперь я думал, как было бы чудесно, если бы я мог читать проповеди по Принципу на английском языке с красноречием, присущим Билли Грэму. Это позволило бы мне растрогать до слез даже деревья и скалы. Я много раз грезил об этом наяву, слушая лекции г-на Ю.

Вскоре вся моя жизнь была подчинена воплощению моей мечты - я стремился овладеть содержанием Принципа настолько, чтобы стать проповедником духовного возрождения. Казалось, что все остальное утратило для меня свое значение. До того момента моя цель состояла в том, чтобы изучить английский язык. Я так сосредоточился на изучении английского языка, что можно без преувеличения сказать - я помешался на этом. Но вскоре мой энтузиазм в части английского языка утих. Мне даже не хотелось брать в руки английские тексты. Если я все же брался за книгу, то читал ее без интереса. Вместо этого я начал готовить себя к тому, чтобы стать проповедником духовного возрождения, и вкладывал в это дело такую же страсть и энергию, какие прежде отдавал изучению английского языка.

В ту пору я стал понимать, что есть и другие важные вещи. Почему мой жизненный путь привел меня к службе в армии США? В этом, несомненно, была также Божья рука. Вероятнее всего, Бог намеревался поручить мне миссию всемирного масштаба, в частности — в США. По-видимому, здесь кроется причина того, что я стал заниматься английским языком и добился неплохих успехов. Бог сделал так, чтобы я познакомился с Божественным Принципом. В то же время Он поставил меня в условия, когда мне ежедневно было нужно говорить на английском языке. Мне удавалось совершенствоваться в английском языке, хотя я не занимался им формально.

Если бы я услышал Принцип до того, как начал изучать английский язык, возможно, я не выучил бы английский за всю свою жизнь. Бог знал, что, как только я соприкоснусь с Принципом, он так захватит меня, что вся привлекательность английского языка или чего-либо другого для меня пропадет.

Кроме того, если бы по возвращении из США я оказался в рядах корейской армии, уровень моих знаний английского языка не имел бы значения. А я оказался в рядах Группы американских советников в Корее. Возвращаясь мыслями к этим обстоятельствам, я испытывал беспредельную благодарность Богу за милости, которыми Он меня одарил. Благодаря такому уникальному жизненному пути, я полностью проникся Принципом, при этом сохранив возможность развивать свои навыки в области английского языка.

Вскоре мне позволили прочесть лекции по Принципу перед аудиторией. Ежедневно, закончив работу в Группе американских советников, я шел в здание, расположенное в районе Мёндон, в центре Сеула. Там я вывешивал классную доску и читал лекции всем желающим. В течение дня я был солдатом и служил с американцами, а по вечерам становился евангелистом и проповедовал Принцип корейцам. Иногда дискуссии со слушателями затягивались за полночь. Неоднократно я оставался ночевать в этом здании, где, почти не смыкая глаз, ждал наступления утра и оттуда шел на службу. Моя мечта стать проповедником Принципа начинала сбываться.

 

Продолжение следует...

Ленты новостей

© 2017 Мир Бога. При любом использовании материалов сайта ссылка на mirboga.ru обязательна.

Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
//-->